• ЦСКА разгромил Реал в Мадриде

    Армейцы завершили выступление в еврокубках, разгромив в Мадриде действующего победителя Лиги чемпионов.

  • 300 матчей на ноль!

    Голкипер и капитан ПФК ЦСКА Игорь Акинфеев в трехсотый раз в своей карьере сыграл «на ноль»!

  • 1000 очков в РПЛ

    ПФК ЦСКА стал первой командой, набравшей 1000 очков в рамках Российской премьер-лиги.

  • "Аэрофлот" - спонсор ПФК ЦСКА

    "Аэрофлот" продлил спонсорские соглашения с Российским футбольным союзом (РФС), а также футбольным и баскетбольным клубом ЦСКА.

Андрей Соломатин: «Пока Леннорыч в клубе, ЦСКА всегда будет первым»

10.10.2018
Автор: Юрий Алеманов
 
Андрей Соломатин участвовал в формировании славного «Локомотива» 1990-х Юрия Семина и уже в статусе игрока сборной России переходил в сверхамбициозный ЦСКА Евгения Гинера. А теперь его всегда можно встретить на фанатской трибуне, он «пробивает выезда» за армейский клуб и верит в команду Виктора Гончаренко.
 
 
Во время разговора Андрей параллельно наблюдает за матчем Лиги Европы «Спартак» — «Вильярреал».
 
— Андрей, а вы все российские команды в еврокубках поддерживаете? — первый вопрос вылетает сам собой.
 
— Почти все. Сейчас хочу, чтобы «Вильярреал» обыграл «Спартак».
 
— А в матче с «Рапидом» тоже против красно-белых болели?
 
— Да, именно против них. Я болею за любой клуб, который играет против «Спартака».
 
Но фанатскую историю мы оставляем на потом.
 
Палыч – №1
 
— Вы 18-летним пацаном попали в «Локомотив». Что больше всего впечатлило?
 
— Когда я впервые ехал в клубном автобусе на базу на первую тренировку, мы заранее собрались у метро «Киевская». Я сел в автобус, мне выдали экипировку, и тогда я понял, что самый счастливый человек на свете. На первых порах меня Вовка Маминов поддерживал. Мы оба воспитывались в ФШМ (Футбольная школа молодежи), и он вместе с Олегом Пашининым помогал быстрее закрепиться в «Локо». На моем первом сборе Вова лечил «кресты», а с Олегом нас поселили в одну комнату. Жаль, давно не пересекались с ними.
 
А насколько Юрий Семин вас поддерживал?
 
— Палыч – номер один в человеческом плане среди всех тренеров, с которыми я работал, а их было много. Помню, в октябре 1996 года попали в Кубке кубков на «Бенфику». Первую встречу проиграли 0:1. За два дня до любого матча мы всегда заезжали командой на базу, и перед ответным сражением с португальцами Семин сказал: «Андрей, зайди ко мне». Захожу и вижу две бутылки пива. Он: «Сейчас идешь в баньку, попаришься, хлопни пивка и ложись спокойно спать». Я так и сделал, а выйдя на поле, забил «Бенфике».
 
— И часто Юр Палыч такое практиковал?
 
— Лично со мной такое было только один раз. А команда нередко после важных матчей собиралась вместе отметить победу. Например, когда мы в 1995-м обыграли «Спартак» (1:0), я забил единственный гол. Палыч после игры собрал всю команду: «Не разъезжаемся, собираемся на базу в Баковку». И всем коллективом отметили.
 
— Юрий Семин – тренер-тактик или мотиватор?
 
— Здесь не нужно делить. В нем сочетается целый комплекс: и тактик, и мотиватор, и достойный человек.
 
— Ваше самое обидное поражением за все время выступления в «Локо»?
 
— От «Спартака» в финале Кубка России-1998, когда Андрей Тихонов забил на 86-й минуте и мы проиграли 0:1.
 
— Годы идут, но почему ни у кого, кроме Юрия Семина, не получается добиться с «Локо» успехов. Не тех ищут?
 
— Все просто: Семин – это «Локомотив», «Локомотив» — это Семин.
 
— Сейчас у клуба кризис или просто удача закончилась?
 
— Много воды утекло, и хоть у меня и корни железнодорожные, но проблемы «Локо» меня вообще не интересуют. Даже несмотря на то, что на тренерском мостике Палыч, помощник – Димка Лоськов, сейчас я на все сто процентов только за ЦСКА.
 
— Насколько болезненно уходили из «Локо»?
 
— Сложный вопрос. С одной стороны, мирно, с другой — Юрий Палыч отговаривал: «Ты что, пожарник? Я тебя никуда не отпускаю!» Вопрос решили благодаря Евгению Гинеру. После этого и с Юрием Семиным, и с Валерием Филатовым мы много раз общались, не думаю, что обиды остались.
 
 
Сборная и ЧМ-2002
 
— Еще до перехода в ЦСКА был достойный период вашего выступления за сборную, дебют помните?
 
— Честно, даже не вспомню год, но это был матч против США, вызывал Олег Романцев.
 
— Но главный успех – попадание на ЧМ-2002 в Южную Корею и Японию.
 
— Да, Олег Иванович в прямом эфире объявлял состав. Правда, я узнал о том, что попаду в список 23-х, еще на Кубке LG, — партнеры рассказали.
 
Кто сболтнул?
 
— Сашка Мостовой.
 
— Вы отыграли весь турнир в старте, почему у нас не получилось выйти из группы?
 
— Потому что это был не домашний чемпионат мира. Я бы не стал сравнивать состав 2002 года и тот, что летом дошел до 1/4 финала. У какой сборной лучше результат, та и была сильнее. Но поймите, футбол — это такая штука, где все решают эпизоды. С Японией тогда поставь судья пенальти на Игоре Семшове при счете 0:0, и мы бы, возможно, вышли в плей-офф. Но какое это теперь имеет значение?
 
 
Газзаев, Акинфеев, Березуцкие
 
— Вы сказали, что переходом в ЦСКА занимался Гинер. Вы верили, что он все решит?
 
— Гинер оставил впечатление человека, которому можно довериться с первого взгляда. Причем за все эти годы он остался таким же, каким и был, когда я только перешел в клуб. Мое мнение: пока Леннорыч будет в клубе, ЦСКА всегда будет первым.
 
Я зашел к Валерию Георгиевичу, сказал, что вспылил, он тогда ответил: «Андрюша, чтобы это было в первый и последний раз».
 
Ваш переход случился в период тотальной перестройки клуба. Сейчас с ЦСКА происходит нечто похожее?
 
— Разные вещи. Тогда приходил Валерий Газзаев, в клубе и финансовая составляющая была стабильнее. На том этапе пришло много уже сложившихся игроков: я, Игорь Яновский, Александр Беркетов, Элвир Рахимич, Предраг Ранджелович. Тот же Ролан Гусев с Дейвидасом Шемберасом были знакомы Валерию Георгиевичу по работе в «Динамо». Пришла обойма, уже отыгравшая не один сезон в чемпионате России. Сейчас же в основном 20-летние игроки, у них все впереди.
 
— Вы были свидетелем дебюта Игоря Акинфеева в Самаре в 2003-м. Каким он тогда был?
 
— Мегаспокойный и уверенный человек. Когда в «Локомотиве» на воротах стоял Овчинников, защитники никогда не волновались, тоже самый эффект и с Игорем. Больше я не чувствовал подобного с другими вратарями.
 
Ролан Гусев был главным стилягой в команде?
 
— Ну, ползарплаты на гели у него точно уходило.
 
— Ивица Олич — самый трудолюбивый игрок, с которым вы выступали?
 
— Олич — большой профессионал и сильнейший легионер, с кем мне довелось играть. Уже тогда он приезжал на базу со своим тренером по физической подготовке.
 
— А по Иржи Ярошику чувствовалось, что он скоро переедет в АПЛ?
 
— Яроху с Оличем вообще нельзя сравнивать. По Иржи было сложно сказать, что он перейдет в «Челси». Как получилось? Думаю, стечение обстоятельств и хорошее знание российского рынка владельцами клуба.
 
— Кто, кроме Сергея Семака, был лидером новой команды?
 
— Как такового лидера не было, а переворачивал неудачный ход матчей исключительно Валерий Газзаев. Он всегда умел найти слова. Если Юрий Палыч кричал на бровке и ему можно было ответить: «Палыч, не кричи», то один раз я так ответил Валерию Георгиевичу. Мы выиграли, но на следующий день партнеры посоветовали зайти и извиниться. Я зашел, сказал, что вспылил, он тогда ответил: «Андрюша, чтобы это было в первый и последний раз».
 
— Валерий Георгиевич видел вас на родной позиции левого защитника или сдвигал в опорную зону?
 
— Мы с Гусем (Роланом Гусевым. – Ред.) закрывали оба фланга, при схеме 3+5+2 не было понятия левый или правый полузащитник, мы штурмовали весь фланг, но я больше занимался обороной, а Ролан — созиданием. Шло перестроение, и при атаке от меня требовалось и замкнуть дальнюю штангу, и вернуться в оборону.
 
— К этому вас и готовил Газзаев на знаменитых предсезонках? Читал древний пост о том, что на сборе в Израиле вы скинули 15 лишних кг. Это правда?
 
— Да нет, конечно, это байка, хотя у меня всегда были проблемы с лишним весом. Юрий Палыч сажал таких как я за отдельный стол и кормил зеленью. Тяжелые тренировки, особенно на предсезонных сборах, были у всех тренеров, кроме Артура Жорже. Только с ним было легко.
 
— Вместе с Артуром Жорже в клуб пришли Чиди Одиа и Даниэль Карвальо. Нигериец уже тогда удивил знанием русского языка?
 
— Очень хорошо изъяснялся Чиди, а Карвальо удивил тем, как много бразильцы могут выпить пива. На сборе в Голландии он капитально проставился.
 
— Тогда же было поражение от «Кельна» — 1:9.
 
— А за три дня до этого мы обыграли «Аякс». Жорже тогда собрал команду и сказал: «Это предсезонные сборы, работа продолжается, тренировка — завтра». Мы были немного в шоке. Вообще он у меня ассоциируется с фразой Nãoperca a bola («Не теряйте мяч» – порт.)
 
— Как братьям Березуцким, которых без остановки критиковали, удалось вырасти в классных защитников?
 
— Прежде всего трудолюбие. И они не обращали внимания на разговоры, играли и работали.
 
— А как вы реагировали на критику и постоянные упреки в травматичности?
 
— Я читал прессу, но моя ошибка в том, что я не всегда выходил на поле долеченным, где-то утаивая от врачей болячки.
 
 
«Кубань», Корея и другие ошибки
 
— Ваши бывшие партнеры Сергей Семак и Игорь Яновский уезжали в «ПСЖ», у вас были предложения поехать за границу?
 
— Были, еще в «Локо», когда мы «Баварию» хлопнули 1:0 в 1995-м. Немецкие газеты даже писали, что русский партизан сдержал многомиллионных звезд «Баварии». Тогда мной интересовался «Карлсруэ», за который выступал на тот момент Сергей Кирьяков. Был интерес и со стороны «Бенфики», когда я им забил и мы их чуть не прошли. Но, скажем так, я не подтвердил своей игрой их ожиданий.
 
— А вы вообще можете назвать себя азартным человеком?
 
— Конечно, еще каким!
 
После ЦСКА большой футбол для меня закончился.
 
— А про походы в казино расскажете?
 
— Это всем давно известные факты. Поэтому давайте оставим за скобками.
 
— Что обиднее: проиграть футбольный матч на последних минутах или крупную сумму денег?
 
— Футбольный матч. Это даже не обсуждается. Моя философия: во что бы ты ни играл — надо побеждать.
 
— Почему не получилось закрепиться у Артура Жорже?
 
— Меня продали еще до возвращения Валерия Георгиевича. Мы провели с новым тренером предсезонные сборы, и в марте я перешел в «Кубань». Почему не удалось остаться? Хотел бы оставить этот вопрос.
 
— Дальше — пропасть?
 
— И в «Локо», и в ЦСКА я привык завоевывать трофеи и биться среди лучших. С переездом в Краснодар я снизил требования к себе, понимая, что здесь ничего не выиграю. Хотя изначально амбиций у клуба было много, но реальность оказалась несколько иной. Тренировал нас тогда Николай Южанин, а я был одним из самых высокооплачиваемых игроков команды. Вскоре в клубе сменился тренер, пошли конфликты, и это можно назвать самым печальным периодом в моей карьере. После ЦСКА большой футбол для меня закончился.
 
— И даже переезд в Южную Корея не помог отвлечься?
 
— У меня никогда не было агента, но получилось, что Константин Сарсания и Владимир Абрамов предложили перейти в «Соннам Ильхва Чхонма». Они говорили: «Поиграешь, побегаешь», и я совершил еще одну ошибку. Я провел полгода с мыслью поскорее вернуться домой. Мне сняли квартиру, и никаких бытовых проблем не было. Собак не ел, но питался везде и всем.
 
 
Дерби
 
— Вы сказали, что большой футбол для вас закончился с уходом из ЦСКА. Но сейчас вы вместе с клубом, хотя и на непривычном для бывшего игрока сборной месте – на фанатской трибуне. 
 
— Впервые попал на «фанатку» еще в Химках. Играли с «Локомотивом», я шел в армейской «розе» (фанатском шарфе), и тогда фанаты «Локо» окончательно поняли, что я «конь». С переездом на новую арену я лишь в редчайших случаях пропускаю матчи.
 
— Вы дружите с главной ультрас-группировкой клуба «Люди в черном», и вы неизменный участник всех мероприятий RBWorld. Как начиналось превращение из зрителя в фаната?
 
— Сначала познакомился с Димой Лысым и со старыми «конями», которые поддерживают клуб с 1980-х. И потихоньку начал вливаться в движение. Мое знакомство с армейским кругом фанатов началось с грустной для меня темы. Требовалась помощь дочке, крупная сумма, и красно-синие не оставили в беде. Это показательно, и я очень благодарен. Еще в Корее впечатлил один момент. У меня был день рождения, и кто-то из руководства меня подозвал и дал кипу бумаг. Вместо иероглифов там были слова на русском с поздравлениями от фанатов ЦСКА. От «Локомотива» ничего не пришло.
 
На трибуне нет деления по социальному статусу, здесь это не имеет значения, а действительно важен девиз: «Мы все болеем душой и сердцем за наш любимый красно-синий клуб».
 
— На «фанатке» вы правда «шизите»?
 
— Не только «шизю», но и регулярно вступаю в конфликты с фанатами одной московской команды.
 
— Как это случалось?
 
— Дерби, брат за брата против врагов. Обычно это нетравматично с обеих сторон, потому что много людей в форме вокруг. Проблемы с ОМОНом? Случалось недопонимание, например, когда мы уходили с «Закрытия Арены», нас там держали час и банально девчонок не пускали даже в туалет. Отношение дикое, конечно.
 
— У нас принято считать, что фанаты — маргиналы, алкаши и убийцы. Попробуйте опровергнуть стереотип.
 
— Фанаты — такие же люди, как и все. Что в жизни, что на стадионе болельщики всегда вступятся за своих. Главное, что на трибуне нет деления по социальному статусу, здесь это не имеет значения, а действительно важен девиз: «Мы все болеем душой и сердцем за наш любимый красно-синий клуб».
 
— В продолжении этого заряда: «Мы пол-Европы исколесили, и это наш победный путь». У вас уже есть выезды?
 
— Всего у меня пока три выезда. Первый я пробил в Питер этой весной. Девушка, с которой близко общаюсь, как и я болеет за ЦСКА. Пытались ли нас «накрыть» местные? Скорее наоборот, мы собрались вместе с питерскими армейцами и двинулись на стадион в дружеской обстановке. В Нижнем Новгороде на победном Суперкубке я осознал, что нахожусь на шикарной арене, а у ЦСКА строится совсем новая команда.
 
— А матчи ЧМ смотрели?
 
— Где дома, где в барах, но стадионы не посещал. Атмосфера, когда фанаты наполняют стадион, не сравнить с той, когда сидят обычные болельщики. Но в тех же «Лужниках» на матче с ЦСКА – «Реал» чувствовалось, что активных фанатов разбросало по чаше арены и не было целостной поддержки, как на Песчанке.
 
Марио Фернандес
 
— Вы поддерживаете переезд клуба с домашней арены на матчи Лиги чемпионов?
 
— Я занимаю середину, понимаю, что клубу это выгодно, и очень хочу, чтобы на «Рому» и «Викторию» пришло столько же народу.
 
— Кто станет лидером нового ЦСКА?
 
— По последним матчам мне кажется, что это Родриго Бекао. То, как он борется, ведет себя. Влашич, к сожалению, не задержится, но среди новичков лидером видится именно бразилец.
 
— Победа над «Реалом» — везение?
 
— Виктор Михалыч (Гончаренко) четко понимал, что такой «Реал» можно обыгрывать. Та агрессия, с которой мы начали, – это установка. Наверняка пропущенный гол – следствие недооценки и расхлябанности мадридцев, но сопернику вернуться в игру было не так просто.
 
— Кто больше всего удивил?
 
— Меня не устает в приятном смысле удивлять Марио Фернандес.
 
А как вы отнеслись к его натурализации?
 
— К сожалению, у человека только две руки, было бы больше, я бы всеми конечностями проголосовал за Марио в сборной России.
 
— Какую задачу сейчас должен ставить ЦСКА?
 
— Перед началом сезона ушло больше половины основных игроков, и Гончаренко в короткие сроки пришлось строить новую команду. Я и мои армейские друзья понимали, что будет тяжело и один сезон можно убить на подготовку, но то, как сейчас играют парни, вселяет уверенность, что нужно бороться за первые места.
 
Школа
 
— Вы тренер категории «А», и у вас своя школа?
 
— Верно, я открываю частную школу. Я работу с детьми индивидуально. У нас сейчас открывается много футбольных секций, но другой вопрос: кто работает в этих школах? Я воспитанник ФШМ 1975 года. Считалось, если из одного возраста футболист дорос до высшей лиги – это неплохо. Из нашего возраста я, Олег Корнаухов и Владимир Маминов дошли до уровня сборной у Юрий Петровича Верейкина. Еще 4-5 человек добрались до высшей лиги.
 
— А что сейчас?
 
— Сейчас я сталкиваюсь с тем, что детские тренеры все меньше уделяют внимания техническим аспектам игры. Юрий Петрович ставил нас друг напротив друга, и пока правильно не поставишь опорную ногу, не отпускал. Говорил: «До мяча не дошел – голеностоп не закрепил». Мой принцип в работе – обучать, а не просто бросать мяч, чтобы дети в «дыр-дыр» играли, нужно чтобы они приходили на тренировки и учились.
 
— А как вопрос с субординацией?
 
— Нам тренер мог сказать все что о нас думает. Неправильно поставил ногу? Он мог подойти и как дать по опорной ноге. А сейчас я столкнулся в Чертанове с ситуацией, когда, не дай бог, ребенку не так скажешь, родители сразу же бегут в школу и пишут письма в департамент образования. Нюанс, но он важен. В коллективе надо иногда и по ушам гладить, и по голове бить.

Комментарии пользователей

 

Зарегистрируйтесь, чтобы написать комментарий!

 

Все новости