• 300 матчей на ноль!

    Голкипер и капитан ПФК ЦСКА Игорь Акинфеев в трехсотый раз в своей карьере сыграл «на ноль»!

  • 1000 очков в РПЛ

    ПФК ЦСКА стал первой командой, набравшей 1000 очков в рамках Российской премьер-лиги.

  • "Аэрофлот" - спонсор ПФК ЦСКА

    "Аэрофлот" продлил спонсорские соглашения с Российским футбольным союзом (РФС), а также футбольным и баскетбольным клубом ЦСКА.

Головин создан для Монако и его тренера

27.07.2018
Обозреватель "СЭ" Игорь Рабинер рассуждает о переходе российского полузащитника Александра Головина из ЦСКА в "Монако".
 
КОГДА-ТО "МОНАКО" ИНТЕРЕСОВАЛОСЬ КОКОРИНЫМ
 
"Монако" хотел российского футболиста давно. Просто никак не находилось достойной кандидатуры.
 
Говорю об этом с полным основанием, поскольку 29 мая 2015 в "СЭ" вышло мое большое интервью с вице-президентом клуба Вадимом Васильевым, которое было озаглавлено: "Хотим видеть в "Монако" российского игрока". Васильев говорил: "Мы очень хотим, чтобы в "Монако" играл хотя бы один российский футболист. Надеюсь, в ближайшие сезоны это получится, отслеживаем рынок, и у нас есть определенные цели".
 
У монегасков – мощнейший скаутинг молодых и даже юных дарований со всего мира, на что во многом делается ставка. И все же сомневаюсь, что Александр Головин к тому моменту уже попал на радары селекционеров команды с Лазурного берега. Ведь лишь спустя несколько недель он был одним из стержневых звеньев сборной России на серебряном Евро U-19 под руководством Дмитрия Хомухи, а со второй половины следующего сезона ворвался в основу ЦСКА Леонида Слуцкого. Но сколько их в России таких было, молодых да ранних!
 
Известна только одна конкретная фигура из нашей страны, в свое время заинтересовавшая "Монако". Снова предоставлю слово Васильеву. Вот отрывок из нашей беседы в "СЭ" от 4 августа 2016 года. Дату подчеркиваю не случайно, и если вы вспомните, что произошло в ночном клубе Twiga как раз в Монако спустя несколько дней после вылета сборной России с Евро-2016, то поймете, почему.
 
– Не так давно вы признались, что до перехода Александра Кокорина в "Зенит" интересовались возможностью его приобретения, но "не сложилось по ряду причин". Эта причина – зарплата, которую он просил? – спросил я тогда Васильева.
 
– Думаю, сейчас, после известных событий, эту тему даже не хочется обсуждать.
 
– Зато человек у всех в России уже твердо ассоциируется с Монако.
 
– Но точно не с футбольным клубом "Монако".
 
– Если бы в подобную историю попал игрок "Монако", он был бы как-то наказан клубом?
 
– Безусловно. И жестко. Такое недопустимо.
 
– А в период интереса к Кокорину вы успели с ним лично пообщаться?
 
– Нет. Фабио Капелло в бытность главным тренером сборной России очень высоко нам о нем отзывался. На одной конференции в Дубае итальянец обратил наше внимание на него, и потом мы его отслеживали. Но до конкретных переговоров дело не дошло. У него была, на мой взгляд, завышенная зарплата, ну а сейчас это вообще неактуально.
 
После этой истории ясно, что отношение Головина к спортивному режиму и вообще его поведение в публичном пространстве были весьма важным моментом для топ-менеджера "Монако". Никакая "родная" национальность потенциального новичка не компенсировала бы в его глазах репутационные издержки, если бы из-за него клубу пришлось их нести. Но поскольку с имиджевой точки зрения Головин – по крайней мере на данный момент – фигура безупречная, по нему можно было начинать серьезно работать.
 
 
ГОЛОВИН – АБСОЛЮТНЫЙ ФОРМАТ ЖАРДИМА
 
Талант-то полузащитника очевиден, и игрока лучше и перспективнее, кто бы соответствовал модели футбольного бизнеса "Монако", в России найти невозможно.
 
На протяжении всех недель, которые длилась сага – "Монако" или "Челси", я со всех трибун выражал убежденность, что Головину нужно переходить именно к монегаскам. Потому что для основы английского топ-клуба хавбек еще не дозрел, а "Монако" заточен именно на развитие и последующую перепродажу молодых талантов.
 
"Челси" – это эксплуатация уже готовых серьезных мастеров, где процесс роста молодежи сам по себе никого не интересует. Пробьется, прошибет лбом стену – молодец, но специально ради этого никто пальцем о палец не ударит. Тогда как "Монако" и лично его главный тренер Леонарду Жардим на этот процесс сознательно заточены. И для парня из сибирского Калтана этот клуб – золотая середина между ЦСКА, где у него было бы море игровой практики, но уже не хватало бы прежней мотивации, и "Челси", где с мотивацией проблем бы не имелось, в отличие от практики.
 
А в "Монако" будет и то, и другое. И третье – бережное отношение менеджмента клуба, который а) хотел россиянина и б) готов терпеть и ждать, пока он адаптируется. Недаром Васильев уже заявил, что в первый сезон ничего сверхъестественного от Головина ожидать не следует. И это – несмотря на 30 миллионов евро, в которые обошелся полузащитник! Не представляю себе подобных слов ни от одного клубного топ-менеджера в России в подобной ситуации.
 
Вернусь к нашей беседе с Васильевым от 2015 года. В предыдущем сезоне дебютировавший во главе "Монако" Жардим неожиданно вывел команду, продавшую всех лучших футболистов во главе с Хамесом Родригесом, в четвертьфинал Лиги чемпионов. И я спросил, почему годом ранее раскрученного Клаудио Раньери поменяли на этого тренера.
 
– Никто не мог понять, почему мы делаем ставку на малоизвестного Жардима, – сказал Васильев. – А для измененного проекта нам нужен был специалист другого типа по сравнению с Раньери. Тот, кто готов работать с молодежью, поднимать футболистов на другой уровень. Признаю: работа над поиском такого началась еще до того, как закончился прошлый сезон. Потому что мы понимали неизбежность смены курса. Угроза санкций со стороны УЕФА – и то, что было сделано с "ПСЖ" и "МанСити" – стали катализатором более резких перемен.
 
Для нас был предпочтителен человек со средиземноморской культурой. Желательно, чтобы он знал французский. Леонарду говорил на нем не идеально, но базовые знания имел. Также важно, чтобы он понимал: в нашем клубе тренер только тренирует команду, а не формирует спортивную политику. Безусловно, участвует в процессе подбора игроков, потому что ему с ними работать, но его слово не последнее. Более того, у него есть право вето на того или иного футболиста, однако пока Жардим им не пользовался.
 
– Жардим – протеже Жорже Мендеша, который оказывает поддержку "Монако"?
 
– Нет. Мендеш предлагал другие кандидатуры. Жардим – только наш выбор. Впервые услышал о нем от человека, которого ценю и уважаю. Мы включили специалиста в список потенциальных кандидатов и стали присматриваться. Нам было важно, чтобы тренер не через силу, а искренне принимал близкие новому формату проекта ценности. Так и получилось. Например, выход Бернарду Силвы на новый уровень напрямую связываем с работой Жардима.
 
С тех пор Жардим только укреплял репутацию мастера огранки способной молодежи. Самый яркий пример – Кильян Мбаппе. И Головин – это абсолютно его, жардимовский формат.
 
 
30 МИЛЛИОНОВ – ПРЕДЕЛ ДЛЯ "МОНАКО"
 
9 июля Васильев выступал с лекцией и отвечал на вопросы на факультете "Менеджмент в игровых видах спорта" московской бизнес-школы RMA. Тогда тема Головина и "Монако" уже начала потихоньку раскручиваться, но еще ничего не было ясно. А сам вице-президент на вопрос, планируется ли приобретение россиянина, ответил так:
 
– Мало кому из российских футболистов удавалось реализовать себя в Европе. Но есть один-два, которые нам нравятся. Посмотрим. Хотелось бы, безусловно, хотя бы одного россиянина, который тем самым показал бы пример для остальных. А потому важно, чтобы это был успешный пример. Одну потенциальную возможность мы рассматриваем.
 
– Возможно ли построить в России клуб по вашему принципу? – поинтересовались студенты.
 
– Здесь игроки достаточно хорошо зарабатывают. И примеров их успешных переходов в европейские клубы мало. В Европе конкуренция выше и жестче. На одних технических качествах не выедешь. Речь не о том, что российские футболисты развращены, но внутреннее желание грызть землю не настолько сильно, как у их коллег.
 
Но когда появится успешный пример российского игрока, выступающего на высоком уровне в сильном европейском чемпионате, это даст большой всплеск интереса к подобному развитию карьеры. И клубы, и сами футболисты поймут, что это возможно. Сейчас много говорят о Головине. Посмотрим, где он окажется и что из этого получится.
 
Наш принцип – продавать игрока на пике. И если в России появится успешный пример подобной продажи, это станет для многих поводом задуматься, не стоит ли и им видоизменить модель своей работы. Тем более что у клубов РПЛ практически нет денег за ТВ-права.
 
Слова Васильева оказались пророческими. Президент ЦСКА Евгений Гинер продал его клубу Головина за максимально возможные на данный момент деньги. Тут, кстати, надо понимать, что за счет Александра "Монако" израсходовал одну из четырех вакансий игроков не из стран ЕС, которых разрешено иметь каждому клубу во Франции. Для Африки сделано исключение, но не для Латинской Америки или европейских стран, не входящих в Евросоюз. В Испании, кстати, таких вакансий еще меньше – три.
 
Кстати 9 июня, студенты RMA поинтересовались, какую максимальную сумму "Монако" готов платить за футболиста в принципе.
 
Васильев ответил:
 
– Во время первой волны мы заплатили за Радамеля Фалькао 60 миллионов евро. Но это было до ситуации с финансовым fair play и до смены модели развития клуба. Прошлым летом потратили 30 миллионов на приобретение Кейта Бальде из "Лацио" и 25 миллионов на Юри Тилеманса из "Андерлехта". Для нас это сегодня предельные суммы. Но надо понимать, что на рынке есть инфляция. До 30 миллионов "Монако" психологически платить готово. Дальше – сложнее, хотя возможно. Важнейшая-то цель – потом продать футболиста за большую сумму. Мы не можем купить игрока только ради спортивного результата. Нашей бизнес-модели это не соответствует. А многих ли можно перепродать дороже, приобретя за 40 миллионов?
 
 
"ЗА МБАППЕ С КАЖДЫМ ГОЛОМ ПРИБАВЛЯЛОСЬ 20 МИЛЛИОНОВ"
 
Так, как говорил Васильев, в случае с Головиным все и вышло. И то, что клуб был готов поднять сумму до 35 миллионов, сказанному не противоречит. Он а) не исключал такой возможности и б) упомянул об инфляции на рынке футболистов. А значит, подъем "потолка" на 5 миллионов для клуба, который на что-то претендует – объективная реальность. Ценник на игроков за последние пару лет взлетел, и, кстати, "Монако" стал одним из главных бенифициаров этого процесса. Достаточно вспомнить истории сначала с Антони Марсьялем, а затем с Кильяном Мбаппе. О них Васильев в разговоре со студентами RMA также рассуждал:
 
"Нам удалось поставить два мировых рекорда по совокупным продажам игроков за трансферное окно. Три года назад – на 200 миллионов евро, в прошлом году – на 360 миллионов. Но так постоянно быть не может.
 
Мы приобрели 17-летнего Марсьяля за пять миллионов евро у "Лиона", парень тогда еще не играл за первую команду. Все кричали, что это безумие. А через два года с учетом бонусов "Монако" продал его в "МЮ" за 80 миллионов евро. Но сейчас за пять миллионов топ-талант заполучить намного сложнее. Поэтому приходится рисковать. Прошлой зимой мы заплатили за 16-летнего Пьетро Пеллегри из "Дженоа" 20 миллионов, и это не единственный пример. Цифры умопомрачительные, но без такого риска сегодня никуда.
 
У нас были отличные условия от "Реала" по Мбаппе, но он передумал и сказал: "Хочу только в Париж". А "ПСЖ" тем временем начал выкручивать нам руки. Мы понимали, что за два года до конца контракта надо игрока или переподписывать, или продавать. Потому что потом цена начинает резко падать, а задержка с подписанием до последнего года соглашения – это почти гарантия того, что человек уйдет бесплатно. Когда до конца контракта остается год, ты уже оказываешь в руках футболиста.
 
Почему у нас в итоге все получилось с Мбаппе? Потому что он сам и его семья – умные люди. Кильян – интеллигентный, трудолюбивый парень. И родители такие же. В той ситуации они понимали, что надо дать возможность "Монако", который многое в него вложил, получить правильную сделку. Мбаппе и его семья не пытались встать на сторону Парижа и были до конца честны с нами.
 
Как сформировалась трансферная цена в 180 миллионов? Вопрос спроса и предложения. Сначала думали – 50, 60, 80. С каждым голом Кильяна, особенно в Лиге чемпионов, прибавлялось 20 миллионов. В этом турнире весь мир видит истинный уровень игрока. Весной позапрошлого сезона мы уже было определились на 130. Именно такие цифры я озвучил на встрече с Флорентино Пересом. Он удивился: "Вадим, ты ничего не перепутал? У нас нет проблем заплатить – и если я увижу, что он может играть такую роль, как Неймар, то и 180 отдам".
 
Я это запомнил. Чем больше Мбаппе забивал, тем выше был интерес того же "Реала", "ПСЖ", "Манчестер Сити". Наш президент готов был продать его за более низкую сумму, но я вбросил в воздух такое число – 180. Три клуба ходили вокруг да около, но в итоге "Реал" вернулся: "Мы готовы платить 180". Но тут уже игрок решил, что готов ехать только в Париж. Было сложно, но удалось додавить".
 
Судя по суммам продаж "Монако", которые при этом не глобально сказываются на игре команды, Васильев – топ-переговорщик. Недаром в прошлом сезоне он получил приз лучшему футбольному менеджеру Европы. И свежие сделки – Тома Лемар за 70 миллионов в "Атлетико", Фабинью за 45 в "Ливерпуль" – лишний раз это подтверждают.
 
"Монако" с продаж, собственного, живет и процветает. Ведь небольшой стадион "Луи II”, да и вообще скромная болельщицкая аудитория маленького княжества не дают клубу зарабатывать сопоставимые с ведущими клубами (даже Франции!) деньги от продажи билетов и абонементов.
 
– Наши доходы не позволяют привлекать игроков топ-уровня и платить высокие зарплаты, – признает Васильев. – В таких случаях при высоких амбициях часто случается, что акционер инвестирует деньги в клуб. Но это чаще всего плохо заканчивается, особенно теперь, с учетом системы финансового fair play. Пришлось через это пройти и нам, однако условия мирового соглашения с УЕФА мы выполнили полностью.
 
В тучные времена у "Монако" началось плодотворное сотрудничество с Жорже Мендешем. Но, в отличие от многих клубов, у которых по тем или иным причинам съежилось содержимое кошелька, после этого отношения с суперагентом не прервались. Васильев рассказывает, что в свое время Мендеш предлагал им бесплатно (!) Яна Облака, но скауты отсоветовали. Глядя на то, в кого превратился словенец в "Атлетико", в "Монако" поняли, что серьезным партнерам Мендеш плохого не посоветует. В случае с Фабинью, взятым из второй команды "Реала", агент просто сказал Васильеву: "Поверь мне, просто поверь". Так же, как и в свое время с Бернарду Силвой, которого держали во второй команде "Бенфики", но монегаски взяли его в аренду с правом выкупа, которым за 15,8 миллиона и воспользовались. А через три года продали его "МанСити" за 43.
 
 
СТАВКА НА АКАДЕМИЮ И ФАРМ-КЛУБ В БЕЛЬГИИ
 
Помогает "Монако" и новый телеконтракт. Васильев рассказал, что прежде он составлял 750 миллионов евро, а с сезона-20/21 – 1,1 миллиарда. Прибавка серьезная. Хотя и несравнимая с теми же англичанами. Но и в обратную сторону – с нами, бедолагами.
 
В то же время монегаски делают большую ставку на собственную академию (где и доводили до кондиции того же Мбаппе), в которой – три юношеские и молодежные команды – U-17, U-19 и резервисты главного "Монако". В ней занимаются 70 человек, большинство – французы (по правилам ФИФА, европейцы могут менять родную страну на другую с 16 лет, все остальные – с 18). Сейчас началось строительство нового суперсовременного здания академии за 55 миллионов евро, которое продлится три года. Ежегодные затраты на содержание академии – 7 миллионов евро. Эффект известен – от Тьерри Анри до Мбаппе.
 
А известно ли вам, что уже полтора года у "Монако" существует фарм-клуб в Бельгии? Причем весьма известный и с более чем столетней историей – "Серкль-Брюгге". Во второй французской лиге иметь вторую команду клубам Лиги 1 запрещено, и монегаски, твердо решившие, что им такая команда для развития игроков нужна, выбирали между Бельгией и Португалией.
 
В итоге "Монако" поймало момент, когда известный бельгийский клуб, которым руководили местные жители, не справился с финансовыми сложностями и оказался на грани вылета в третий дивизион. "Монако" выкупило его менее чем за три миллиона евро и инвестировало в него еще шесть. Общее руководство в нем также осуществляет Васильев, спортивный директор подчиняется своему коллеге из "Монако". И за год "Серкль-Брюгге" вернулся в элитный бельгийский дивизион.
 
Пока фарм-клуб убыточен, но за два-три года планируется вывести его в ноль, да его теоретически и сейчас можно перепродать с прибылью. Но такой задачи не ставится. Цель покупки – формирование футболистов для "Монако", но даже если некоторые из них на этот уровень тянуть не будут, бельгийский рынок очень заманчив, туда съезжаются скауты со всей Европы.
 
– Наш бренд строится на том, что мы запускаем звезд завтрашнего дня, – объясняет Васильев. Но добавляет. – При этом что наша цель – постоянно выступать в Лиге чемпионов, и бизнес-концепция не мешает думать о спортивном результате.
 
И ведь как-то все это одновременно удается.
 
Почему? Васильев это объяснил своим ответом на вопрос студента, представляет ли он себя в роли топ-менеджера клуба в России, стране, футбол которой живет не по рыночным законам.
 
"Я могу быть топ-менеджером только в рыночных отношениях", – сказал вице-президент "Монако".
 
Почему-то с таким менеджментом мне за Головина спокойно.
 
В этом клубе для него сделают все возможное. А все остальное уже будет зависеть от самого футболиста. От его пока еще не известной нам способности привыкнуть к новым условиям жизни, выучить другой язык. Тому же Юрию Жиркову в "Челси" это так до конца и не удалось, хотя к уровню его мастерства и отдачи в сугубо футбольных вопросах не было никаких претензий. Но раскрыться в Англии до конца он поэтому так и не смог.
 
22-летний Головин уехал намного раньше и Жиркова с Павлюченко (по 26), и Аршавина (27). Мне кажется, он должен сделать то, чего в свое время, после Евро-2012, не сделал, оставшись в ЦСКА, его недавний одноклубник Алан Дзагоев.
 
Удачи, Александр! Удачи, "Монако"!
 
"СЭ" благодарит факультет "Менеджмент в игровых видах спорта" бизнес-школы RMA за помощь в подготовке этого материала

Комментарии пользователей

 

Зарегистрируйтесь, чтобы написать комментарий!

 

Все новости