• Головин: Хочу уехать в Англию

    Полузащитник ЦСКА и сборной России Александр Головин в интервью телеканалу "Россия 24" рассказал о желании сменить клуб в летнее трансферное окно.

  • Марио Фернандес: Никогда не перейду в Спартак

    Защитник ЦСКА Марио Фернандес - о дебюте в сборной России, 
шансах армейцев на чемпионство и шутках Игоря Акинфеева.

  • Витиньо: Моя мечта – сборная Бразилии

    Способен ли ЦСКА стать чемпионом без новичков? Возможно ли победить "МЮ"? Как Мариу Фернандес относится к сборной России? Об этом и многом другом в интервью "СЭ" рассказал бразильский форвард армейского клуба.

Кажется, что Слуцкий несколько переоценен как тактик

09.11.2016
Никита Васюхин
 
Все главные проблемы ЦСКА системны и тянутся уже несколько лет – было очевидно, что большая часть из них перенесется и на этот сезон. Так оно и вышло, однако ситуацию усугубили потери ключевых игроков.
 
Нескоординированность прессинга всегда была одной из главных бед команды при Слуцком, но важно понимать, что армейцы не могут использовать прессинг первой линии атаки соперника из-за низкой скорости своих центральных защитников. Для слаженного давления необходимо, чтобы полузащитники поджимали верхнюю группу, а защитники тоже располагались высоко – иначе образуются большие разрывы между линиями, которыми воспользуется соперник. Нескоростные Игнашевич и Березуцкие при игре в такой манере – уязвимы для передач за спину. Поэтому если ЦСКА на коротких отрезках все же увлекается высоким прессингом, то соперник достаточно легко его разбивает как раз из-за пресловутых разрывов между линиями (самые характерные примеры – «Байер», «Спартак» и «Монако» в гостях).
 
 
Однако такая фактура центральных защитников не может служить оправданием неуспешного прессинга: его необходимо начинать в других зонах. Пример – работа Клаудио Раньери в «Лестере». Итальянец был вынужден играть с парой Морган – Хут в центре обороны – пожалуй, самой медленной связкой в АПЛ прошлого сезона, – но не отказался из-за этого от прессинга.
 
Организовавшие первую линию обороны Варди и Окадзаки не оказывали давления на центрбеков и вратаря, когда те разыгрывали мяч, но при этом внимательно перекрывали направления для передач на центральных полузащитников (при этом Марез и Олбрайтон/Шлюпп прикрывали полуфланги). В результате соперник не имел возможности прорваться через компактный средний блок «лис» и был вынужден играть во фланг. Складывалась ситуация, служившая триггером для начала прессинга: фланговый полузащитник выдвигался на фулбека соперника, нападающий перекрывал направление для обратной передачи на ЦЗ, а центральный полузащитник закрывал линию для паса в центр. Соперник оказывался в своеобразной прессинг-ловушке – особенно если три ближайших к мячу игрока «Лестера» агрессивно окружали фулбека.
 
В таком случае Раньери не приходилось держать высокую линию обороны – всего 10 метров от линии штрафной было достаточно. Центральные защитники уже не были столь уязвимы к передачам за спину, и при этом не возникало разрывов между линиями.
 
 
ЦСКА не следует этим базовым оборонительным принципам. Конечно, у армейцев бывали попытки успешного прессинга – например, персональный 3-в-3 в матче с «Уфой», когда жесткая опека вынудила соперника со временем отказаться от коротких розыгрышей и перейти на лонгболы. Однако в большинстве случаев прессинг ЦСКА нескоординирован – и речь здесь не только о хаотичных попытках иногда давить высоко.
 
 
Обычная ситуация для армейцев: при защите в 4-4-2/4-4-1-1 верхняя пара игроков не перекрывает направления для передач в центр (они должны реагировать на передвижения центральных полузащитников соперника и перекрывать линии пасов на них с помощью cover-shadow), а с большим зазором ориентирована на центральных защитников. Этим легко пользуются опорники соперника: за счет движений по слепой стороне они открываются в свободный полуфланг, запросто создавая следующую линию, что обеспечивает дальнейшее продвижение мяча.
 
Излишняя пассивность нападающих (особенно Траоре), которые часто не реагируют на движение соперника, позволяет сопернику выходить в атаку в том числе через фланги – без поддержки верхней двойки у ЦСКА оказывается недостаточно ресурсов, чтобы заблокировать продвижение оппонентов и организовать прессинг-ловушку в центральной зоне.
 
При защите Слуцкий рассчитывает на надежность двух линий по четыре игрока. Однако этот блок хоть и компактен, но достаточно пассивен – уже разрушивший вялые попытки прессинга от верхней двойки соперник не ставится в жесткие условия, когда необходимо быстро принять решение. Полузащитники имеют время на поиск партнеров между линиями или в продвинутых позициях на флангах (голы Зе Луиша в дерби – яркая иллюстрация этих моментов). Оборонительные проблемы усугубляются еще и слишком агрессивным использованием офсайдной ловушки, которая доставила России много проблем на Евро (в матче с Уэльсом в первую очередь), а теперь раз за разом приводит к провалам, когда ЦЗ либо Щенников не выдерживают линию или не выходят вовремя.
 
Вторая вечная проблема – позиционная структура и процесс построения атаки. Конечно, здесь огромную роль сыграла ранняя потеря Дзагоева. В пересчете на 90 минут Алан делает 72,3 передачи – больше всех не только в ЦСКА, но и во всей РФПЛ. Его подстроенное под партнеров движение и умение отдать лазерный пас серьезно выручало в прошлом сезоне, когда имели место все те же проблемы с продвижением мяча – порой удавалось выезжать на индивидуальности Дзагоева. Построение атаки от вратаря – один из сложнейших элементов в футболе. Потеря главного организатора всерьез бьет по всему процессу даже в командах с отлаженным билд-апом, что показывают примеры «Тоттенхэма» без Дембеле в начале сезона (а сейчас без Алдервейрелда) и нынешней «Барсы» без Иньесты и с Бускетсом в плохой форме.
 
У этих примеров два ключевых отличия от ситуации ЦСКА: командное движение было выстроено до травм лидеров, а тренеры ищут решение для проблемы (Почеттино, например, временно сменил схему, передвинув глубже Эриксена и Алли, и изменил некоторые детали в игре). У армейцев же этого не наблюдается – если не удается забить быстро и тем самым избежать затяжных позиционок, у них возникают серьезные проблемы со вскрытием чужой защиты. Даже если мяч доставляется в финальную треть поля, то проблемы не исчезают – у ЦСКА не так много наигранных комбинаций; не видно, чтобы намеренно перегружались определенные зоны.
 
В начале сезона часто удавалось вырывать победы в равных матчах с андердогами («Оренбург», «Урал», «Томь», «Крылья») за счет стандартов и отличной формы Еременко, который несколько раз реализовывал неочевидные моменты. После дисквалификации Романа дела пошли хуже, и это лишний раз говорит о недостатках именно командной игры в атаке. Неслучайно ЦСКА лишь шестой в лиге по качеству созданных шансов (10,09 xG без учета пенальти при 15,23 у «Зенита» и 13,96 – у «Спартака») и пятый по числу явных голевых моментов (ситуаций с наиболее высокими шансами завершиться голом).
 
Конечно, больших проблем добавила смена нападающего – невозможно вокруг столба играть те же комбинации, что расписывались под Мусу (а из-за Евро у Слуцкого не было достаточно времени изменить систему). Очевидно, что Траоре гораздо менее подвижный игрок, который не бежит за защитников, а больше играет спиной к воротам. К нему нет претензий по реализации (3 гола в чемпионате с 2,94 xG) и качеству шансов (0,31 xG за 90 минут – нормальный показатель для среднего европейского нападающего), однако он недостаточно хорошо цепляется за мяч (за 90 минут – 5,1 потери без попытки передачи: ситуаций с неудачной обработкой или укрыванием мяча корпусом) и не осуществляет достаточно скидок на партнеров: 32% выигранных верховых единоборств при росте 203 см – позорные цифры. Все это накладывается на неважную форму вингеров Тошича и Ионова, которые недостаточно часто забегают за спину защитникам и нерасторопно играют на подборах.
 
 
Впрочем, согласно модели ожидаемых очков xP, основанной на концепции xG (подробнее о цепочке с экспериментом Бернулли можно почитать здесь), по качеству игры на дистанции ЦСКА уступает только «Зениту», а большой отрыв «Спартака» обусловлен в первую очередь низкой реализацией – красно-белые, вопреки расхожему мифу, не обладают выстроенной защитой, просто их соперники реализуют на 40% ниже нормы. Реализация моментов – неподконтрольный показатель (в особенности на короткой дистанции), поэтому нельзя ставить его в вину тренеру.
 
У ЦСКА по-прежнему лучшая защита в лиге по допущенным xG и явным голевым моментам у своих ворот, но проблемы с прессингом и билд-апом объясняют, почему у команды ничего не выходит в Лиге чемпионов (2 очка – это еще и многовато по той игре, что была в четырех турах). Несмотря на три чемпионства за четыре сезона, Слуцкий не продвинулся в решении системных проблем, но это не означает, что ЦСКА надо менять тренера. В РФПЛ на данный момент лишь двое однозначно сильнее – Луческу и Бердыев, но оба, по понятным причинам, в клуб не пойдут. Остальные либо уже наелись работой в стиснутых трансферных условиях (Кононов), либо не предложат что-то кардинально нового (Гончаренко).
 
Пока кажется, что Слуцкий несколько переоценен как тактик – иначе был бы прогресс в устранении игровых недостатков, – но если кто и заслужил еще одного шанса доказать, что никакой переоценки нет, то это, конечно, он.
Источник: (Евроспорт)

Комментарии пользователей

 

Зарегистрируйтесь, чтобы написать комментарий!

 

Все новости