Леонид Слуцкий: Не нужно бояться ничего, кроме уныния

05.10.2016
Комментатор «Матч ТВ» Роман Трушечкин считает, что Леониду Слуцкому пора спасать в себе тренера.
 
 
Леонид Слуцкий свозил ЦСКА в Ростов-на-Дону, где из необычного (0:2 им случалось проиграть там и раньше) была лишь разминка на гостиничной крыше. Потом ребята, кто здоров, поехали по сборным. И мы доподлинно не знаем, о чем думал главный тренер ЦСКА, оставшись почти в одиночестве. Но я почему-то чувствую, что такого настроения, как сегодня, у Леонида Слуцкого не бывало еще никогда. Амплитуда подъемов и депрессий – на самой нижней за всю историю наблюдений точке. И хотя из знаменитого большого интервью мы узнали, что эти провалы Слуцкому необходимы как разбег для новых восхождений, мне горько и тревожно за Леонида Викторовича.
 
Нельзя бесконечно продавливать вниз пружину своей судьбы в надежде, что последующий скачок вверх превзойдет все предшествовавшие. Евро со сборной – тяжелый удар. Кажется, у тренера была надежда на клубную рутину, на то, что в работе все пройдет. Но без смены обстановки переход к клубным заботам принес сплошную тоску. ЦСКА, расставшись с Мусой и Широковым, потерял в исполнительском качестве. У Слуцкого нет иллюзий относительно новичка Траоре, призванного в главные игроки с довольно посредственной по европейским меркам скамейки запасных.
 
Долгожданное открытие стадиона, ради которого и жили все последнее время с затянутым поясом, тоже быстро остудило настроения до температуры монолитного железобетона. Ну, построили. А ходят по-прежнему мало.
 
Нашумевшее признание России нефутбольной страной, конечно, никакая не декларация Слуцкого, а довольно бесхитростная редакторская манипуляция словами: это – сюда с большой буквы, вон то – в заголовок, и дальше можно просто отойти в сторонку и любоваться эффектом. Само загорится, сами все сбегутся поглазеть.
 
Но сути это не меняет: разочарование и отсутствие иллюзий у Слуцкого легко диагностируются и по этому предмету тоже. В нефутбольной стране, сборную которой он еще недавно тренировал, надо вставать по будильнику и ежедневно тренировать тех, кто считается футболистами, но сами о себе говорят неожиданными и резкими словами, как герои Хармса в «Четырех иллюстрациях». Привычным грустноватым фоном саднят травмы: выпали Дзагоев с Акинфеевым, а Вернблум уже собрал четыре карточки. В бесконечной бродилке пройден очередной уровень.
 
Но пусть это его низшая точка. Он отталкивается от нее и движется – куда?
 
Я не посвящен во всю сложность отношений Леонида Слуцкого с клубом ЦСКА, в детали их радостных и печальных переживаний, взаимных заверений и возможных размолвок. Поэтому я сужу со стороны и считаю, что они по самому большому счету отдали друг другу все, что могли. На исходе седьмой год совместной работы. Побит рекорд Бориса Аркадьева, и Слуцкий – передовик армейской истории по сроку службы. Выиграны титулы, четко нащупаны потолки возможностей. В проектном, даже пиаровском смысле, клуб прочно стоит на ногах, в смысле – на месте. Он видимым образом не приобретает новых болельщиков, не атакует новые рынки. Победы внутри страны приелись, глобальные победы за ее рубежами недостижимы. В каждый будний день вокруг – именно что до боли знакомые лица. Команда-семья, работа в которой сводится к поддержанию очага.
 
Тренер в такой обстановке творчески дряхлеет. Примеры такой долгосрочной работы на одном месте ценны именно своей реликтовой редкостью. Можно работать и дольше. Но зачем? Ведь тренеры уходят даже от идеальных условий работы, если сталкиваются с внутренним дискомфортом, если пластинка заезжена. Олег Кононов имел по российским условиям работу мечты – и ушел дальше искать себя.
 
А тренеру, который когда-то, еще до разочарования в обстановке своей лиги, выражал готовность работать даже во втором английском дивизионе, странно не предпринимать шагов к такому поиску. Из наших тренеров только Курбан Бердыев и Леонид Слуцкий знакомы западной футбольной прессе. Чтобы эта известность достигла слуха людей, принимающих решения, нужны яркие международные матчи. Если не со сборной, то с клубом. А для этого на еврокубковые матчи придется сделать смелую и безоговорочную ставку, согласившись оплатить ее ценой выступлений внутри России.
 
Бердыев уже когда-то поработал в Турции, а теперь держится за отечественную почву крепчайшими корнями. Но странно бросать якорь, так ни разу и не подняв парусов. В нынешний штиль, который завтра может смениться попутным ветром.
 
На этой романтической сценке нам бы и расстаться. Изящнее я уже не скажу. Но хочется продолжить, даже прозой.
 
Я серьезно вижу только три пути, на которых творческая лодка Слуцкого не бьется о быт. Первый – вот эта внешняя эмиграция. Второй – эмиграция внутренняя. У нее может быть множество разных форм. Например, затейливое строительство нового ЦСКА вокруг Головина и Гордюшенко («проект Go-Go!»). Но что-то подсказывает, что Слуцкому это неинтересно. Он с футбольными сопляками свое уже отзанимался на заре карьеры.
 
И третий путь – прямо к нам в Останкино. Профессионалы с готовностью к публичной работе, с хорошей речью на «Матч ТВ» ценятся высоко и раскрываются ярко. А с дуэтом Леонид Слуцкий – Евгений Савин можно было бы придумать не один ударный телепроект. Из телеэкспертов обратно в тренеры люди уходят легко, напитавшись свежими впечатлениями, насмотревшись на процесс со стороны. Не нужно бояться ничего, кроме уныния.
 
Текст: Роман Трушечкин
Источник: (Матч ТВ)

Комментарии пользователей

 

Зарегистрируйтесь, чтобы написать комментарий!

 

Все новости