• Головин: Хочу уехать в Англию

    Полузащитник ЦСКА и сборной России Александр Головин в интервью телеканалу "Россия 24" рассказал о желании сменить клуб в летнее трансферное окно.

  • Марио Фернандес: Никогда не перейду в Спартак

    Защитник ЦСКА Марио Фернандес - о дебюте в сборной России, 
шансах армейцев на чемпионство и шутках Игоря Акинфеева.

  • Витиньо: Моя мечта – сборная Бразилии

    Способен ли ЦСКА стать чемпионом без новичков? Возможно ли победить "МЮ"? Как Мариу Фернандес относится к сборной России? Об этом и многом другом в интервью "СЭ" рассказал бразильский форвард армейского клуба.

Скаут ЦСКА: Я давал добро на переход Траоре

31.05.2017

На семинаре школы футбольного тренера-селекционера, организованной в Санкт-Петербурге компанией «Футбологика», с лекцией о работе селекционной службы в ЦСКА выступил скаут Андрей Мовсесьян.

 

Как устроена работа штаба?

 

Как сказал сам 41-летний Андрей Мовсесьян, он прошел все стадии — от детско-юношеского футбола до сборной. Начинал карьеру в СДЮШОР «Спартак», поиграл в ЦСКА, «Сатурне», «Москве», «Тереке», даже приглашался в сборную Армении, а с 2012 года работает скаутом армейцев. Андрей закончил высшую школу тренеров и получил лицензию В от УЕФА, работал помощником Михаила Галактионова в юношеской сборной России. Именно Мовсесьян открыл футбольному миру Александра Головина, когда привез его из Новокузнецка в школу ЦСКА.

 

 

Селекционный отдел армейцев активно гремел в этом веке — все началось с того, что Евгений Гинер взял на работу в клуб Антона Евменова из ФК «Москва». После этого ЦСКА изменил свою философию — вместо больших покупок, которыми баловали себя конкуренты, армейцы грамотно отбирали своих новичков, помогавших команде добиваться титулов, а потом приносивших отличные деньги от своей продажи. Сейчас селекционный отдел ЦСКА возглавляет Олег Яровинский, но подчиненных у него не так и много.

 

— Селекционный отдел у нас состоит из шести человек, включая начальника Олега Яровинского, — пояснил Андрей Мовсесьян. — Плюс один сейчас на стажировке находится, работает только по Москве. У нас единый отдел — нет деления на ДЮСШ и главную команду. На мой взгляд, это выгодно, потому что идет общение в ежедневном режиме, если какой-то игрок рассматривается в «основу». Есть полное понимание, кто идет на эту позицию из школы, когда он сможет попасть на тренировки главной команды. Два человека занимаются только главной командой, еще двое — и главной, и ДЮСШ, оставшиеся двое, включая стажера, сконцентрированы только на школе. Все переговорные процессы ведутся начальником нашего отдела, за исключением некоторых случаев. Во взрослой команде у нас нет такого, чтобы скаут самовольно вступал в переговоры. Отправляют скаута, он смотрит игрока, делает отчет, если требуются какие-то дальнейшие переговоры — этим занимается начальник.

 

Когда Хонда не конкурент

 

 

Несмотря на то что сам Мовсесьян пришел в селекционный отдел после полноценной футбольной карьеры, он не считает подобный путь необходимым для того, чтобы стать скаутом.

 

— Глубоко убежден, что скаутом может стать не обязательно профессиональный спортсмен, который закончил футбольную школу, — рассказал Мовсесьян. — Этому можно научиться. Мой бывший шеф Антон Евменов и нынешний шеф Олег Яровинский учились футбольной науке во время командировок вместе с Леонидом Слуцким на чемпионаты мира и Европы U19 и U20. Он рассказывал, на что обращать внимание, и вылилось все это в то, что один руководил селекцией в «Зените», другой — в ЦСКА. Конечно, тот, кто закончил футбольную школу, имеет некоторое преимущество в плане оценок и специфик, но я, общаясь со скаутами, до сих пор узнаю что-то новое — этот процесс, к счастью, не остановился.

 

— Кто в ЦСКА оказался благодаря моей рекомендации? Имею причастность к переходу Ласина Траоре, был одним из тех, кто давал добро на его переход, — продолжает Мовсесьян. — Почему не получилось у него? Ласина приехал к нам совсем уж неготовым, и, если бы он показывал хотя бы 75 процентов от того уровня, на котором провел последний год во Франции, это был бы топ для России. Но получилось так, что он часто экономил силы для одного эпизода в матче и не всегда мог его реализовать. Лично я убежден, что это не является трансферной ошибкой, но в клубе все же считают ошибкой трансфер Траоре.

 

 

История с Головиным — одна из главных удач в карьере Мовсесьяна, которого коллеги считают одним из лучших скаутов в России.

 

— С Сашей Головиным оказалось очень просто, — признается Мовсесьян. — Мальчик выделялся сразу, и это видел не только я. Главной трудностью было то, чтобы Головин оказался именно в ЦСКА. На это были потрачены силы, каждый день общался с родителями Саши, и только благодаря тому, что он с мамой приехал на ознакомительное путешествие в ЦСКА, Головин стал нашим игроком. Я был на сто процентов уверен, что Головин вырастет в игрока «основы». Почему? Потому что, еще играя в «Москве» у Леонида Слуцкого, четко осознал его требования к каждой позиции в его схеме 4-2-3-1. Мы с Леонидом Викторовичем много беседовали про Головина, ведь я давно уже выступал за то, чтобы Саша играл в «основе», говорил об этом задолго до того, как Головин стал играть в главной команде.

 

Леонид Викторович постоянно спрашивал про него, мы много общались, но решение, конечно же, принимал он сам. Сильные стороны Головина? Саша удивительным образом всегда умеет оказываться в активных позициях, всегда видел свободные пространства, куда нужно прийти, видел продолжение атаки. По своему пониманию игры это был уже готовый взрослый футболист. В силу того, что ему 16–17 лет, мог быть какой-то технический брак, но с точки зрения понимая игры это еще тогда был взрослый футболист.

 

Каждого мальчика, которого мы привели в ЦСКА, стараемся сопровождать и в дальнейшем. С Головиным общались постоянно, и когда он пришел в ДЮСШ, и когда он пришел в главную команду. Говорил ему: «Да, в команде играют Вагнер Лав и Хонда, но если ты хочешь как можно скорее туда попасть, ты должен не подыгрывать, а творить самостоятельно, данные у тебя есть».

 

Что мешает Марио Фернандесу?

 

— Я занимаюсь двумя старшими возрастами в ДЮСШ ЦСКА, — продолжает рассказ Мовсесьян. — Всегда выступал за то, чтобы до 14 лет дети не приезжали в другие города. Но клуб считает по-другому, вынужден играть по их правилам. Поэтому мы рассматриваем и такие ситуации с переездом. Помимо того что мальчик должен быть на голову выше все остальных, нужно понимать, потолок ли это для него или он может расти в каких-то областях. Часто бывает, что ребята приезжают с периферии и первый месяц играют и работают отлично. Но потом идет неизбежный спад, потому что ребенок находился все это время в стрессе, а потом выдыхает — ведь его приняли, зачислили в команду. Этот момент очень сложный — тренеры начинают напрягать мальчика, хотя ему действительно нужна передышка. На мой взгляд, большие академии злоупотребляют приводом игроков извне. Сложно найти мальчика с периферии, который в техническом оснащении не уступает тем ребятам, кто с 6–7 лет занимается в школе ЦСКА, «Динамо» или «Зенита». Работая со сборной России, осознал, что у нас есть где-то по 18 футболистов в каждом возрасте, кто хорошо подготовлен и технически оснащен. Вопрос в том, что с ними делать дальше. Зачастую они психологически не готовы составить конкуренцию в главной команде.

 

Также Андрей Мовсесьян рассказал о том, как ведется процесс подбора игроков для главной команды.

 

— Предположим, нужно найти левого защитника, — предложил скаут ЦСКА. — Не секрет, что мы как раз ищем исполнителя на эту позицию. При нынешней системе построения игры ЦСКА 3-5-2 левый защитник — латераль, поэтому тут важна скорость, чтобы по-крывать большие расстояния. Что он должен делать? С точки зрения обороны — хотя бы успевать приходить и закрывать свою зону в защите, учитывая, что кто-то из трех центральных защитников его подстрахует. Получается, что при срыве атаки нужно как можно быстрее вернуться в свою зону, что делает Марио Фернандес. С точки зрения атаки — своевременно заполнять зону, то есть успевать туда подключаться. Главная проблема в том, что игрок подключается слишком рано или слишком поздно. Фернандес делает это вовремя, так что игровой интеллект у латераля должен быть развит на уровне созидания атакующего полузащитника. Не беда, что латераль не обыгрывает с места, потому что это будет крайний полузащитник. Ведь крайний защитник заходит в эту зону на свободном мяче, как правило. Конечно, в арсенале должны быть скоростной дриблинг, принятие решения и, конечно же, отличный кросс в штрафную. Для меня Фернандес был бы абсолютно топовым игроком, если бы по шкале от одного до десяти он обладал ударом по воротам на уровне семи. У Марио этого нет, и это его ограничивает — он становится более предсказуемым, если не будет опции «ударить по воротам».


Комментарии пользователей

 

Зарегистрируйтесь, чтобы написать комментарий!

 

Все новости