• Головин: Хочу уехать в Англию

    Полузащитник ЦСКА и сборной России Александр Головин в интервью телеканалу "Россия 24" рассказал о желании сменить клуб в летнее трансферное окно.

  • Марио Фернандес: Никогда не перейду в Спартак

    Защитник ЦСКА Марио Фернандес - о дебюте в сборной России, 
шансах армейцев на чемпионство и шутках Игоря Акинфеева.

  • Витиньо: Моя мечта – сборная Бразилии

    Способен ли ЦСКА стать чемпионом без новичков? Возможно ли победить "МЮ"? Как Мариу Фернандес относится к сборной России? Об этом и многом другом в интервью "СЭ" рассказал бразильский форвард армейского клуба.

В городе, где вырос Головин, нет никаких условий для занятий футболом

05.12.2016
Егор Кузнецов
 
Первый тренер полузащитника ЦСКА Александра Головина Александр Сергеевич Плясунов дал откровенное интервью корреспонденту Sportbox.ru.
 
 
Наш разговор состоялся в одном из залов Государственного геологического музея, окна которого выходят на стены Кремля. Александр Плясунов спустя пару минут после окончания торжественной церемонии вручения премии «Первая пятерка» его воспитаннику, подавляя волнение, начинает рассказ:
 
— Когда мне позвонил Виктор Горлов (президент ДФЛ, организатор премии, — Sportbox.ru), я собрал родню: пять братьев и сестру. Обзвонил всех, чтобы поделиться своей радостью: меня приглашают на вручение премии «Первая пятерка» моему воспитаннику Саше Головину! Все были безумно рады за меня. Жалко моя мама не дожила, она была бы счастлива.
 
Перед вылетом я не смог уснуть, потому что волновался как ребенок. Встал с постели в половину четвертого утра и пошел на пробежку, чтобы успокоиться. Вообще, я совершаю пробежки каждый день.
 
— Простите, сколько вам лет?
 
— Через два месяца исполнится 62 года.
 
— Как долго вы работаете детским тренером?
 
— Ровно 16 лет.
 
— Получается, что тренером вы стали в 46 лет. Это ведь серьезный возраст для смены деятельности…
 
— Так и есть. К этому времени человек должен сформироваться и чего-то достигнуть. Но у меня все было по-другому. Меня не удовлетворяла первая профессия: я сделал неправильный выбор, когда пошел учиться в сельхоз институт на агронома. Поработал два года и понял, что это абсолютно не мое. Пошел в шахту. У нас ведь шахтерский край. Хотел испытать себя как мужчина: смогу или нет?
 
На тот момент у меня уже были маленькие дети — их нужно было обеспечивать. Закончил курсы горнорабочего и пошел работать на проходческий участок — там люди занимаются самым тяжелым физически и опасным для жизни трудом.
 
Смог работать в шахте — прошел проверку, которую сам же себе устроил, но понимал, что всю жизнь трудиться в шахте не буду. Решил отработать 10 лет, чтобы выработать льготный стаж и уйти на пенсию в 50 лет.
 
 
— Образ Головина на вручении был связан с местом, где он вырос?
 
— Совершенно верно. Его отец отработал в шахте 27 лет, а у меня получилось всего 7. Я попал в аварию и пошел работать тренером, как и планировал. Хотя я и раньше занимался с ребятишками — и у меня неплохо получалось.
 
— Вы сами организовали команду?
 
— Именно так. Мы понимали друг друга с детьми, мне очень нравилось работать с ними в свободное время от работы в шахте. Я не считал эту деятельность обузой, мне просто очень нравилось это делать даже бесплатно. Через 12 лет после этого первого опыта, выучившись в физкультурном университете, я официально устроился в ДЮСШ города Калтан на должность тренера-преподавателя.
 
— Как обстоят дела с условиями для тренировок в вашем городе?
 
— Ужасно. В беседе с Леонидом Слуцким сказал, что Головин попал в большой футбол не благодаря, а вопреки. У нас нет учебно-тренировочной базы. У нас нет инвентаря. У нас нет элементарных условий для тренировок. 8 месяцев в году мы работаем в зале 26 на 13 метров — он меньше даже стандартного школьного (40 на 20). На мячи и форму мы скидываемся сами.
 
— Какая зарплата у детского-юношеского тренера?
 
— За 16 лет ни один молодой тренер не пришел в нашу ДЮСШ, поскольку зарплата составляет 8 тысяч рублей. У меня с выслугой, стажем и работой на двух ставках зарплата — 35 тысяч. И это считается очень много. Какой молодой человек пойдет работать за 8 тысяч?
 
— Вы, когда пришли в ДЮСШ, работали за 8 тысяч рублей?
 
— Я получал еще меньше, но у меня не было выхода. Я инвалид — меня нигде не брали, несмотря на три высших образования. Помимо физкультурного и сельскохозяйственного диплома у меня был еще экономический. Мой товарищ, который руководил ДЮСШ, взял меня по блату, сказав: Шурик, я тебе буду платить по минимуму, согласен? Конечно, согласен! До этого на протяжении трех лет я жил на пенсию 442 рубля в месяц. Не знаю, как не умер с голоду.
 
— Что с вами случилось?
 
— Я попал в автокатастрофу, но главная причина моей инвалидности — некачественная медицинская помощь. В мой организм занесли инфекцию, из-за чего началась гангрена. Если бы муж моей одноклассницы, который работал в первой городской больнице Новокузнецка, не привел меня к профессору, то меня бы не было. Меня вытащили с того света, сделав в экстренном порядке ампутацию. Профессор спросил: «Вы согласны?» Я ответил: «Конечно, согласен. Я хочу жить!».
 
 
— Вы судились с врачами?
 
— Я не стал связываться, поскольку знаю, что врачи практически никогда не признают своих ошибок.
 
— Можно сказать, что работа в ДЮСШ спасла вам жизнь?
 
— Когда я получил травму, то сломался. Меня бросила жена, не было работы, начал выпивать — хорошо, что меня поддерживала мама, а товарищ взял на работу тренером. Был рад до безумия — в тот момент был готов работать за 1–2 тысячи рублей и полностью отдаваться работе. Через три года мне дали ставку, а через шесть — две. Я встал на ноги, женился второй раз. У меня прекрасная семья — я счастлив. Никогда не думал, что могу воспитать игрока для сборной России и тем более получить приглашение приехать на такое мероприятие. До этого я был в Москве лишь проездом в 1981 году.
 
— Помните, как Головин попал в вашу группу?
 
— Взял Головина, потому что знал его отца, можно сказать по «блату» (улыбается). Головин уже в 9–10 лет хорошо владел обеими ногами. Он был координированным, быстрым — было видно, что это игрок, который должен завершать атаку. В 12 лет Александр ездил на просмотр в «Спартак», но его не взяли. И я считаю, что к лучшему, поскольку в таком возрасте ребенку уезжать от семьи — нежелательно.
 
— ЦСКА или государство каким-то материальным образом отблагодарили вас за воспитание Головина?
 
— Абсолютно никак. Расскажу один случай. По нашей системе оплаты тренеров в спортшколе, если воспитанник поступает в школу Олимпийского резерва, которая находится в Новокузнецке (Александр Головин перешел в школу Олимпийского резерва города Ленинск-Кузнецкий после обучения у Александра Плясунова, — Sportbox.ru), то он, тренер, должен получить 50 процентов доплаты к окладу. У меня таких ребят было 10.
 
Когда я пришел с этим вопросом к своему товарищу, который устроил меня на работу, царствие ему небесное, он сказал мне: «Слушай, а что тебе еще надо? О тебе в газетах напишут, по телевизору покажут. Какие деньги? Иди работай. Нет денег. Бюджет-то у нас дотационный». Только потом я узнал, что он немножко слукавил. Деньги, оказывается, мне должны были выплатить из федерального бюджета, а не из регионального.
 
На своего покойного товарища я в любом случае не обижаюсь, ведь только благодаря ему я однажды получил эту работу.
 
— Вы знаете, что по регламенту вам и вашей школе полагается компенсация от ЦСКА как клуба, заключившего с Головиным первый профессиональный контракт?
 
— Нет, я, честно признаюсь, в финансовом смысле не боец. Благодарен, что меня взяли на работу и всегда боялся выглядеть как побирушка, который выпрашивает какие-то деньги. Главное, что я работаю и вижу плоды своего труда. Платят — хорошо, не платят — бог с вами. Конечно, я бы не отказался от этих денег, но сам хлопотать не умею, да и не хочу.
 
 
— Вы счастливы, что приехали сюда — это видно. Но также видно, что негативный оттенок от этой показной торжественности все-таки присутствует…
 
— Именно так. И это заключается в том, что через объективы телекамер все выглядит потрясающе, даже идеалистически. Но на деле все далеко не так торжественно и прекрасно.
 
— Какие ваши дальнейшие планы?
 
— Вернусь в Калтан, буду продолжать работать с детишками. Поле есть, но оно в ужасном состоянии… Я мог бы попробовать его восстановить, я ведь агроном. Но я не могу одновременно следить за полем и тренировать детей. Да там и не нужен агроном. Нужно всего лишь наладить дренаж, чтобы поле не превращалось в болото. Но опять же нужны деньги.
 
***
 
Согласно 22 статье регламента РФС по статусу и переходам футболистов (2011 года), который действовал на момент подписания контракта между ЦСКА и Александром Головиным, школам, которые участвовали в воспитании игрока с 12 лет, полагалась выплата от клуба, заключившая с ним первый профессиональный контракт. Не менее 50 процентов от этой выплаты полагалось тренеру игрока.
 
ДЮСШ города Калтан, где Александр Головин обучался футболу с 12 до 15 лет (помимо обучения до 12 лет, которые регламент не учитывает при определении суммы компенсации), должна была получить от ЦСКА 180 тысяч рублей. Его тренер Александр Сергеевич Плясунов должен был получить минимум 90 тысяч рублей.
 
Он этих денег не получал. Это означает, что, либо ЦСКА не выплатил компенсацию школе, которая участвовала в воспитании игрока, либо положенные деньги не были выплачены Александру Сергеевичу руководством ДЮСШ.
Источник: (Sportbox)

Комментарии пользователей

 

Зарегистрируйтесь, чтобы написать комментарий!

 

Все новости