Валерий Оганесян: Гинер гениальный президент!

23.02.2016

Он прошел путь от агента второй лиги до президента армавирского «Торпедо», но после ухода из клуба, пропал с радаров СМИ на полгода. В интервью Sovsport.ru Валерий Оганесян рассказал о работе с Валерием Карпиным и Евгением Гинером, слабости «Спартака» и перспективах Кокорина.

 

– Непросто было с вами связаться. Куда вы пропали? 

– После ухода из «Торпедо» агентской деятельностью толком не занимался. Много работал, и сейчас пришло время немного отдохнуть. Занимался семьей.

 

– Вы рано завершили игровую карьеру, и в 23 года начали агентскую деятельность. Почему не сложилась карьеры игрока?
– Тут несколько факторов. По юношам подавал какие-то надежды – в школе московского «Динамо» выступал, но пробиться в первую команду не удалось. По-моему, даже официальных матчей не сыграл за «Динамо». В конце 90-х годов перебрался в Махачкалу – в местное «Динамо» из второго дивизиона. Футболисты в то время не так хорошо, как сейчас, зарабатывали. В какой-то момент понял, что великолепной карьеры у меня не получится, поэтому решил уйти. Два-три года отношения к футболу вообще не имел, а потом мой родственник открыл со мной агентскую компанию.

 

– С чего начинали?
– С детского футбола, со второй лиги. Нарабатывал знакомства, делал себе имя. Непростое время – по 24 часа в поездках, ночевки в машине. Но потихоньку дела пошли в гору. В 2008 году нашел нескольких игроков для московского ЦСКА и так стал сотрудничать с армейским клубом.

 

– Кого привезли?
– Чемпиона мира в составе юниорской сборной Нигерии Осени, из тольяттинской академии молодых ребят – Амбарцумяна, Столяренко. Сделал переход Пилиева из «Локомотива» в ЦСКА. Тогда все считали, что Пилиева ждет фантастическая карьера - здорово сыграл с «Вольфсбургом» в Лиге чемпионов, но потом травма, операция на позвоночнике. Ну, Ника парень еще молодой – 24 года – может, еще заиграет.

 

– Как оцените опыт работы с ЦСКА?
– У нас сложились очень доверительные отношения с Евгением Ленноровичем. Я вспоминаю те времена с большой теплотой. Потом уже, когда я столкнулся с другими командами, понял, что Гинер - это гениальный президент. Ты заходишь в кабинет Евгения Ленноровича со своими мыслями, а уходишь – с его. В хорошем смысле. Я много, что у него перенял, можно сказать, жизни научился. 

 

– А почему потом перестали сотрудничать?
– В 2012 году, когда Юра Мовсисян перешел из «Краснодара» в «Спартак», им сильно интересовались и в ЦСКА. Но армейцы предлагали существенно меньшую сумму за игрока, чем давал «Спартак». У моей агентской компании наступили непростые времена: мало трансферов, много хвостов накопилось. И мы не могли принять предложение ЦСКА. Да и сам футболист больше хотел перейти в «Спартак». 

 

– Гинер обиделся?
– На месте Евгения Ленноровича я бы, наверное, тоже расстроился. Хотя не скажу, что ЦСКА сильно потерял, упустив Мовсисяна, тогда у армейцев были отличные игроки в атаке: Вагнер возвращался-уходил, тот же Думбия.

 

– В каких теперь отношения с президентом ЦСКА?
– Чтобы там ни было, у меня только положительно отношение к этому человеку и к этому клубу. Я не скажу, что там моя компания зарабатывала сумасшедшие деньги. Но в ЦСКА было тепло – атмосфера очень семейная в клубе. Когда в офис заходил, то словно в гости к кому-то попал.

Источник: (СовСпорт)

Комментарии пользователей

 

Зарегистрируйтесь, чтобы написать комментарий!

 

Все новости