• Билеты на Лигу Чемпионов!

    Открыта продажа билетов на матчи групповой стадии Лиги чемпионов с «Манчестер Юнайтед» (27 сентября), «Базелем» (18 октября) и «Бенфикой» (22 ноября)

  • Витиньо: Моя мечта – сборная Бразилии

    Способен ли ЦСКА стать чемпионом без новичков? Возможно ли победить "МЮ"? Как Мариу Фернандес относится к сборной России? Об этом и многом другом в интервью "СЭ" рассказал бразильский форвард армейского клуба.

Гришин: Головин — не уровень первой английской шестерки

29.07.2017

Главный тренер юношеской сборной России в интервью корреспонденту «Матч ТВ» Александру Муйжнеку — об уходе из ЦСКА, будущем Головина и Чалова, обещаниях Мутко, татуировках и Диме Лысом. ЦСКА — «СКА-Хабаровск» — в 14:55 в прямом эфире «Матч ТВ».

 

Александр Гришин заказывает филадельфию и колу со льдом. Он два месяца как покинул молодежную команду ЦСКА и принял сборную России 1999 года рождения. «Каждый день работаю, вот сегодня только выходной — потому что интервью, — объясняет Гришин. — А так каждый день приезжаю в РФС к 11 часам там идет обсуждение сборов, кандидатов в команду».

 

Все руки Гришина покрыты татуировками: эмблема ЦСКА, имя Alexander, имя дочери, кубок за победу в чемпионате СССР, кубок страны и юниорского чемпионата Европы, что-то на латинице, вокруг — вензели.

 

 

— Начал я это 2002 году, когда уже ушел из ЦСКА, — вспоминает Гришин. — Первая — вот эта, военная — я же офицер. Ну и рядом — Red Army. Все вообще ЦСКА посвящено, в общем — все мои заслуги. Ноги тоже цээсковские. Мне сразу сказали: сделаешь одну — и дальше посыпется. Говорю, не может быть, одна — нормально. В итоге пошло-поехало. Последнюю наколол лет десять назад.

 

— Зачем вы на это решились?

— Мода была на татухи, вся Россия стала себе делать. Причем непрофессионально: у меня половина-то переколото, качество было не то. Теперь хотя бы красиво. Не то что это была ошибка молодости, но сейчас я бы делать тату себе не стал. Ребята сейчас бьют тату с каким-то смыслом, а я по молодости думал: все делают — и я сделаю. Еще не понимал, что стереть их нельзя, это навсегда. Но сейчас я бы уже не сделал. Когда идти к руководству, всегда рубашку надеваю. 40 градусов жара, а я сижу потею.

 

 

Потеет Гришин не только на встречах. На правом запястье у тренера, рядом с армейской звездой, — браслет-трекер. После интервью Александр отправится в тренажерный зал, а еще — на 45-минутную пробежку.

 

— Могу и пять километров пробежать, и десять, в зависимости от состояния. Все-таки уже под 50 лет, — смеется Гришин. — Просто поддерживаю форму. А в зале каждый день провожу два часа. Маленькие телодвижения со штангой плюс бассейн. Спортсмену нельзя останавливаться, иначе — все. Организм привык, и, бывает, уезжаешь в поездки, и два дня не занимаешься. Чувствуешь: уже не то. 

 

— Что за поездки?

— Почти каждый день — на первую лигу, на вторую, на дубли, на товарищеские матчи. Только что смотрел ребят в Тамбове. А недавно был в Краснодаре и, кстати, просматривал в том числе Магомеда Сулейманова, который забил победный гол «Люнгбю». Неплохой мальчик, у Галицкого 1999 год сильный.

 

 

— В сборной сложнее, чем в ЦСКА?

— В клубе готовишь команду под себя, у тебя есть время оценить, кто в какой форме, поправить что-то. А в сборной — кого ты набрал, как их в клубах подготовили, с теми и работаешь. Самое главное тренеру сборной — угадать с составом. А дальше — играть на победу. Другого не поймут, это сборная России.

 

***

 

— Впечатлены победой ЦСКА над АЕКом в Лиге чемпионов?

— Больше удивила слабость греков. Если там играют Враньеш и Ливайя, который в состав «Рубина» не попадал — что еще говорить? Игра не понравилась, первый тайм — совсем плохой. А забили только со стандартов. Но ЦСКА надо попадать в Лигу чемпионов и деньги зарабатывать. Вот и с АЕКом, как я понял, играли на результат, поэтому нервозность сказалась на качестве.

 
 

— В игре с «Локомотивом» были проблемы и с качеством, и с результатом.

— Да, там ЦСКА сыграл ниже своих возможностей, но это лишь эпизод. Не надо заострять на этом поражении внимание, пусть оно и случилось дома. 

 

— ЦСКА будет бороться за первое место?

— Вместо со «Спартаком» и «Зенитом». Кто бы что ни говорил, ЦСКА по сути играет одним составом 15 лет, а значит, какие-то вещи они могут делать не глядя. Меняются только легионеры. Проблемы у ЦСКА начнутся, когда уйдут Игнашевич и Березуцкие. У них сыгранность на высочайшем уровне. За счет этого ЦСКА и вылезает. Правда, на международного уровне этого не хватает — все-таки физиология дает о себе знать. 

 

— В обороне сейчас играет и Васин. Виктор забил «Анжи» и сделал голевой пас в игре с АЕКом, но как объяснить его ошибки?

— Раз футболист так играет в больших матчах, это говорит о его уровне. Вот и весь ответ. Я еще в первом туре, до «Локомотива» отмечал, как много ошибок в обороне.

Защищаться всей командой у своей штрафной площади, как в «Уфе», намного легче, чем доминировать и самому сдерживать контратаки. Тот же Чернов сейчас вернулся из «Енисея», но это другой уровень. С Никитой я работал и в школе, и в дубле, качество у него есть. О том, дорастет ли Чернов до основы ЦСКА, поговорим только, когда матчей десять полных отыграет.

 

***

 

— После ухода из ЦСКА вас правда звали в тульский «Арсенал» и «Химки»?

— Сейчас говорить будет уже некрасиво. Предложения были, а если назову клубы, неудобно будет перед людьми. Может, меня просто спросили: хочу ли я поработать там-то? Если серьезный интерес есть — тренер начинает работу. Такой интерес ко мне был у РФС, туда я и попал.

 

— C дублем ЦСКА вы финишировали вторыми и третьими. Хотелось золота?

— Золото было в школе, когда мы стали чемпионом России с 92-м годом. Если бы сейчас были чемпионские амбиции, раза три мы бы стали первыми. Но в дубле весь вопрос — сколько игроков уходят в ЦСКА и другие клубы. И каждый год по сути собирали команду заново. Например, на январский сбор мы отдавали в основной ЦСКА по пять-шесть игроков, и всегда — лидеров. Потому и упустили восьмиочковый отрыв в прошлом сезоне. Не было бы такого — мы бы лучше проводили многие матчи и спокойно брали золото. Но кому бы оно было нужно, если бы мы не справлялись с главной задачей?

 

 

Мы с Валерием Минько сделали то, о чем нас просил президент. Задача была — давать минимум одного человека в главную команду каждый сезон. А мы — сразу восьмерых. Отлично сработали, говорить здесь не о чем. При том что мы отдаем футболистов, а дальше — не наша работа. Я обыкновенный тренер, а от тренеров сейчас не так много зависит.

 

— Почему так мало молодых игроков при Слуцком дорастали до первой команды?

— Это вопрос к Слуцкому. Я, может, тоже не взял нескольких игроков из школы, которых мне рекомендовали. Мы давали всю информацию: раз в три месяца составляли отчеты по каждому игроку и передавали Бабаеву. На мой взгляд, это правильная система. А как тренеры мы обыкновенные наемные работники и должны приносить пользу — до тех пор, пока устраиваем клуб.

 

— Покинули ЦСКА, потому что захотели более серьезного вызова?

— Инициатива исходила от Яровинского и Бабаева. Они еще давно уговаривали: «Саш, ты перерос уровень, нужно попробовать себя в другой ипостаси». Три года я держался, работал, потом пошел к Евгению Ленноровичу и сказал, что мне все-таки нужно уходить.

 

— Когда именно это было?

— Год назад, когда подписывал последний контракт. Там возникла некоторая неприятная ситуация, и я прямо сказал: «Это мой последний контракт, я могу его и не подписывать, если не хотите. На этой работе жизнь не заканчивается». В итоге год я отработал.

 

— Ждали, что пойдете на повышение в первую команду ЦСКА?

— Болельщики и специалисты придумали историю и сами в нее поверили. Не ждал я ничего, потому что знал: у меня еще нет опыта работы с хорошим клубом.

 

Конечно, каждый амбициозный человек ждет чего-то такого (приглашения в первую команду). За 11 лет работы в школе и молодежке доказали, что мы неплохие специалисты. За все это время — столько медалей и столько выпускников. Но когда назначили Гончаренко, сразу понял: надо двигаться в какую-то другую сторону. Девятый год в дубле — это как-то неправильно.

 

— Но вы же сами говорили: «Я и Минько — армейцы. Где родились, там и пригодились».

— Значит, не пригодились.

 
 

— Административную должность в клубе предлагали?

— Когда стало ясно, что ухожу из дубля, Роман Юрьевич предложил работу селекционера. Но я просто не понимаю, зачем мне этого надо. У меня категория Pro и 11 лет опыта, и было бы убого идти вместо тренерской работы в селекционную. Тем более, в школу. Это стало бы шагом назад, хотя остаться в системе клуба я был готов.

 

***

 

— ЦСКА еще в прошлом сезоне играл с шестью воспитанниками в составе.

— В этом мы, кстати, опередили даже «Аякс», это приятно. Но надо говорить честно: не все из восьми человек 97-го и 98-го года, которые попали в первую команду ЦСКА, пока соответствуют ее уровню. У ЦСКА определенные проблемы, не будь их — четыре из этих восьми не проходили бы выше дубля. Чалов и Жамалетдинов будут играть, а вот по Хосонову, Кучаеву, Гордюшенко — вопросы. Нам еще Павел Федорович Садырин сказал: «Надо попасть к своему тренеру в свою команду, и вовремя». Вот сейчас молодежь ЦСКА попала в нужное время, главное — воспользоваться своим шансом.

 

— Почему Чалов так быстро дорос до основы?

— Сейчас востребована его позиция форварда-убийцы. Тот же Жамалетдинов играет шире по фронту атаки, и у него конкурентов больше: Дзагоев, Витиньо… Нам два года назад сказали: Жамалетдинова надо убирать. Есть такие скауты, которые посмотрят одну-две игры и ставят крест. Но мы знали, какие качества можно развить в Тимуре, и оказались правы.

 
 

— Чалов станет первым номером нападения в ЦСКА?

— Если будет развиваться и хорошо тренироваться, значит, будет первым номером. Футболист может за месяц-два пойти вниз, а может, завтра проснется с озарением и станет вторым Месси. Никто же не верил в свое время, что Головин заиграет, а сейчас он лидер ЦСКА и сборной. Когда их с Черновым взяли в сборную, и пошел рост. На дубль ЦСКА приезжал помощник Капелло — о ни жил рядом, как я понял. Говорят, что Головин уже был игроком основы, когда забил за сборную в первом же матче (против Белоруссии — «Матч ТВ»). Это все сказки, что Саша тогда уже был в основе — никто его еще не видел. Первым был Капелло.

 

— Головин мог уехать в «Арсенал» этим летом?

— Если объективно — какой «Арсенал», какой «Челси»? Это смешно, честно говоря. Мне было ясно: это слухи. Головин — не уровень первой английской шестерки. Как у нас выделялся Муса — и где сейчас он с «Лестером»?

Можно уехать в «Арсенал», не попасть в состав и уехать там в аренду. Но в ЦСКА Саша точно получит практику. Тем более, скоро чемпионат мира, а сейчас Саше гарантированно место в сборной. Со скамейки «Арсенала» это сделать сложно.

 
 

— Когда Головин приехал в Москву из Кузбасса, говорил маме: «Не заберешь меня, уеду отсюда на товарном поезде». Как вы решали его проблемы с адаптацией?

— Тренер — психолог, индивидуальные беседы с игроками мы ведем. Саша талантлив, а таких главное направить в работу. Головин физически был не очень одарен, и за полтора года мы его подтянули. А потом — не помешали ему играть в тот футбол, в какой он умеет. Начали бы Сашу переламывать, может, никакого Головина бы и не было. Он в первую очередь привлек пониманием футбола.

Это или дано, или не дано. Так же и у тренеров. А все эти программы, которые высчитывают скоростную работу… Смешно становится. Над Бубновым все смеются, а у него самые оптимальные показатели, самые базовые данные.

 

— Что такое xG, слышали?

— Ничего я не слышал. Никакие бумажки, никакой InStat тебе не поможет. Бошку забьешь, а тебе команду надо готовить к игре. Эти цифры — только вспомогательная вещь. Мы с Валерой [Минько] сидели на лавочке, получали InStat — и там подтверждалось все то, что мы видели своими глазами.

 

Ты должен чувствовать футболиста, поставить его на удобное место и объяснить, что требуется. Поэтому за границей все футболисты работают тренерами. Статистика нужна для анализа, но на поле ты 80 процентов этих данных почти не используешь. У тебя тренировочный процесс идет в таком цикле, что мама дорогая. Разве что футболисту, который тебе не верит, можно ткнуть: вот, посмотри данные.

 

— Кого ЦСКА ни в коем случае не должен был терять?

— Караваев. Всем говорил, что это топовый футболист. Для меня странно, как ЦСКА упустил Славу. Да, может, сейчас он не готов играть с Марио Фернандесом, но в Чехии же он играет левого защитника. И там он — иностранец! — лучший. Мы с Минько Караваева подвели, но навязывать свое мнение тренеру первой команды не имели права.

 

***

 

— Виталий Мутко обещал: «Тренерам юношеских сборных будут серьезно повышены зарплаты». Повысили?

— Как пришел в сборную — почувствовал это. В финансовом плане я выиграл, и много. Во всех остальных — то же самое. Любое мое пожелание РФС выполняет. Надо был поехать в Краснодар на неделю — поехал, в Питер — пожалуйста. Все выполняется моментально, отношение к делу профессиональное. Созданы все условия. Я попал в какую-то сказку.

 

— Что нужно менять в юношеском футболе в России?

— Первым делом — найти сильных тренеров. Мы вот заканчивали ВШТ, и там тоже говорят: проблема в качестве тренеров. Не могут они получать 14 тысяч рублей и еще чем-то зарабатывать.

 

Или вот сейчас я ездил по делам сборной — такое ощущение, что смотришь одинаковый футбол. Таких индивидуальностей, как Канчельскис, Харин, Кирьяков, Шустиков, сейчас мало. Сейчас — схемы, а ведь надо индивидуальностей мало. Почему так? Некоторые тренеры за счет команды хотят себя проявить и прорваться наверх. Так делают те, кто хотят показать свое «я», чтобы о нем заговорили. Вот и ставят на первое место результат. Для этого загоняют ребят в рамки, а юношеский футбол — это не победа любой ценой. Поэтому и надо, чтобы даже с детьми работали бывшие футболисты, чтобы они за счет детей не самоутверждались.

 

Проблем на самом деле целый ком.

 

— Например?

— Система подготовки, система соревнований сломана. Каждый мальчишка мечтает попасть в ЦСКА, «Спартак», «Локомотив» или «Динамо». Со всей России набрали мальчишек туда — а с кем им тогда соревноваться? И с кем тренерам работать на периферии, если всех лучших увели? В Питере «Зениту» тоже сопротивления нет, как следствие — футболисты не растут. В Германии мальчишка живет в 20 километров от Баварии — и не может переехать в другой регион, каким бы талантливым ни был. Должен играть у себя.

 

— Могли ли в ЦСКА требовать деньги за попадание в школу?

— Ерунда это все, нет такой проблемы. До нас тоже такое доходит. Где эти тренеры, которые просили деньги? Покажите, я сразу скажу клубу. Никто почему-то не показывает. Мне Евгений Леннорович платит хорошую зарплату, живу нормально — и что, я возьму мальчика, заработаю сто тысяч, но потеряю работу и уважение?

 

Что есть, так это переписанные футболисты. Проблема останется, пока в футболе будут вот эти тренеры, которым нужен результат. Физиологию не обманешь: в 12-14 лет, когда организм растет, все видно и без паспортных данных. Я вот разные европейские команды видел — знаете, я не расист, но думаю, что большинство темнокожих — переписанные.

 

— Лимит на легионеров в России надо смягчать?

— Лимит — это все ерунда, отговорки. Раньше мы играли, и не было никакого лимита. Вспомните: мы обыграли «Барселону», когда нам по 19-20 лет было. У нас была мотивация. Мы зарабатывали пять тысяч долларов, в Израиле платили семь, в Испании — 10-12. Сейчас нашим футболистам уезжать смысла нет. Здесь они зарабатывают два миллиона долларов, а в условной Германии или в «Арсенале» — триста тысяч. Нормальный человек на такое пойдет? Но виноваты в этом руководители клубов, которые платят футболистам такие деньги. Если дают — я всегда возьму.

 

Теперь у нас 21 год считается молодым возрастом, придумали себе ерунду. Мы еще в 17 лет еще начинали играть, взять, например, Колыванова. И нам говорили: «Если ты к 21-22 годам не заиграл — заканчивай». А у нас Кокорин в 27 лет считается подающим надежды.

 

***

 

— В последнем туре прошлого сезона с «Анжи» вы пошли на фан-сектор. Как это было?

— Я и не хотел идти на этот последний матч. Во-первых, меня точно так же проводили на дубле, во-вторых, в душе уже было расстройство. Закончился этап карьеры, я был выхолощен. Думаю, по телевизору дома посмотрю.

 

Но позвонили ребята, болельщики, и попросили, чтобы я пришел, поднялся на фанатскую трибуну. Об акции я не знал ничего (фанаты подарили Гришину статуэтку XIX века — «Матч ТВ»). Сам был до слез поражен, когда весь стадион скандировал мое имя. То же самое было в Монако: я в больнице лежал, а мне скидывают видео со стадиона. Просто так твое имя кричать не станут.

 

Тогда я понял: что-то для этого клуба я значу. Я не топовый игрок, топовые — это Шестернев, Копейкин, Астаповский, тот же Акинфеев. А я — просто воспитанник клуба. Но заслужил человеческое отношение, которое ни за какие деньги не купишь. Мы с Валерой будем помнить болельщиков ЦСКА всегда.

 

— Вы же знакомы с Димой Лысым?

— И с ребятами из «Ярославки», и со старшими из RBW — еще с конца 80-х. А с Димой вообще дружим. Только я в дубль перешел, мы хорошо заиграли, и фанаты стали с нами ездить. А на «Октябре» по две тысячи собирали. Так и познакомились. До сих пор на телефоне, общаемся. Дима — отличный человек. Все говорят: фанаты — безбашеные. Но Дима — настолько умный, воспитанный человек… Начинается игра — да, тут он фанат, разорвет любого, стиль жизни такой. Думаю, если мне понадобится какая-то помощь, Дима приедет один из первых.

 

— Читал, пару лет назад в Ростове-на-Дону вы приезжали на шашлыки к Лысому и местным фанатам ЦСКА.

— Я же и сам играл в Ростове, и карьеру заканчивал как раз в СКА. Приехали на игру, позвонил Дима: «Мы сидим на Левбердоне, здесь все ребята-армейцы. Приедете буквально на час? Вас хотят видеть». После ужина взял с Валерой такси, поехали посидели. Это уважение: люди же за нас переживают. Знаю, что и многие ростовские гоняют в Москву на матчи.

 

Знаю и людей, которые организовывали RBW в 90-х — Аверин, Жестокий, все остальные. Понимаете, раньше все было попроще: футболисты сами жили почти точно так же, как все люди, а получали ненамного больше. И с болельщиками общались гораздо плотнее. Выходили из «Лужников», отвечали на вопросы, что устраивало, что нет. Могли встретиться в ресторанах, как с вами. Сейчас такого, наверное, не увидишь. Теперь все игроки у нас высокооплачиваемые и недостойны таких встреч.

 

— Гинер все купил?

— Одно скажу: Гинер все выиграл. До сих пор благодарен Евгению Ленноровичу: это он меня сделал тренером. Я закончил играть, меня никуда не брали. Позвонили из клуба: «Гинер хочет с тобой переговорить». Учиться я потом пошел тоже за счет клуба. Если Слуцкий в книге пишет, что боялся Гинера, то я обращался к нему по любому вопросу. Да, президент, но что его бояться? Да, с харизмой человек, но очень мудрый, много раз подсказывал.

 

***

 

— В 17 лет разбились ваши родители, и вы остались один с сестрой. Как это пережили?

— Тяжело. Попереживали и поняли, что надо двигаться дальше. Опусти мы руки, не пришли бы к тому, что есть сейчас. Любая ситуация — друг тебя предал, может — тебя закаляет. Любому футболисту в 25 лет скажи: все, футбола нет, иди в жизнь — он не проживет, поверьте. А у нас в 17 лет — такой толчок. Я сразу стал старше. Остались сестра, жена и ребенок. Понял: если не я, то кто?

 

Начал в два раза больше пахать и больше внимания уделять сестре. Если раньше мама с папой ходили зачем-то в школу или детский сад для сестры, а тут начал ходить я. Соблазнов вроде алкоголя и прочего сразу не стало, иначе младшие пострадают. Даже возможности расслабиться нет: лишусь работы — и семья рассыпется. Лучше, чтобы жизнь никого так взрослеть не заставила.

Источник: (МАТЧ ТВ)

Комментарии пользователей

  • AntiBook 29.07.2017
    Противоречивое вью, такое ощущение обижен все-таки на кого-то. Ждем возвращения в клуб
    Сообщение*
  • AntiBook 29.07.2017
    )
    Сообщение*

 

Зарегистрируйтесь, чтобы написать комментарий!

 

Все новости