• Билеты на Лигу Чемпионов!

    Открыта продажа билетов на матчи групповой стадии Лиги чемпионов с «Манчестер Юнайтед» (27 сентября), «Базелем» (18 октября) и «Бенфикой» (22 ноября)

  • Витиньо: Моя мечта – сборная Бразилии

    Способен ли ЦСКА стать чемпионом без новичков? Возможно ли победить "МЮ"? Как Мариу Фернандес относится к сборной России? Об этом и многом другом в интервью "СЭ" рассказал бразильский форвард армейского клуба.

Александр Гришин: Один клуб — одна религия

26.10.2016
 
— Александр Сергеевич, какой чемпионат любите смотреть?
— Люблю смотреть чемпионат Англии. Иногда удается посмотреть Бундеслигу. Но если говорить об объемах того, что смотрю, то на первом месте, конечно, российская Премьер-лига.
 
— Кто из современных мировых футболистов вызывает наибольшую симпатию по манере игры?
— Месси и Роббен. Смотрю на их игру, как на кино, и получаю удовольствие. Не забиваю себе голову вопросами, кто лучший, кто не лучший, потому что сам поиграл и знаю цену футболисту.
 
— Какие тренеры оказали влияние на формирование ваших тренерских взглядов? С кем из тренеров знакомы?
— Мои тренерские взгляды сформировала советская школа, те тренеры, у которых я играл: Садырин, Лобановский, Бесков. Также почерпнул для себя тактические тонкости у Долматова, которые он привнес из итальянского футбола, например, зонную защиту.
 
Хотел бы еще отметить Геннадия Ивановича Костылева, с которым работали в 1992 после того, как из ЦСКА ушел Садырин. Именно Костылев приглашал меня в юношескую сборную, потом — в молодежную и олимпийскую.
 
Не могу не вспомнить Бориса Аркадьевича Копейкина, который был моим первым тренером в ЦСКА. Это человек с большой буквы.
 
Если же говорить в целом, то повторюсь, основой для меня стала советская тренерская школа, у которой я взял системные азы. Понятно, что сейчас мы смотрим европейские чемпионаты, что-то берем оттуда. В футболе ничего нового нет. Какие-то тактические нюансы у каждого тренера свои, но они основываются на общей системе.
 
Знаком же со всеми специалистами, работающими в Премьер-лиге.
 
— Вы назвали тех специалистов, на которых многие равняются.
— Они — самые сильные. Рядом никто и близко не стоит. Возможно, только Бердыев в тактическом плане подобрался к ним, но из того, что я вижу, должен констатировать: сильнейшие тренеры были раньше.
 
— После Чемпионата Европы было много высказываний о том, что лимит на легионеров — зло и главная причина неудач. Какое у вас отношение к легионерам и лимиту на них?
— Лимита не должно быть вообще. Он убивает конкуренцию. Это и в футболе, и в любой другой деятельности. Если есть лимит, человек получает бонусы — тогда он перестает прогрессировать.
 
Нужно учитывать и тот фактор, какие у нас клубы. Если бы все клубы были частными, то лимит нужно отменять, но у нас лишь несколько таких, а остальные — государственные. Государство вкладывает большие деньги, поэтому оно и навязывает нам лимит. От этого мы никуда не уйдем, так как этот вопрос находится в плоскости экономики и бюджета.
 
Возможно, следует воспользоваться английским опытом, где легионер может играть только в том случае, если он сильнее местного футболиста и выступает за национальную сборную своей страны. У таких иностранцев можно учиться, а когда в условный клуб второй восьмерки везут посредственного легионера типа Мукунку для решения каких-то собственных неспортивных вопросов, то получается не совсем правильно. Иностранцы такого порядка нам не нужны.
 
Сыграл 75% игр за сборную страны — добро пожаловать. Нет — деньги тратить не стоит.
 
— Нужна ли ПФК ЦСКА вторая команда в ФНЛ или ПФЛ, где молодые футболисты набивали бы себе шишки? Или им лучше уезжать в аренду заграницу? Есть ощущение, что большинство ребят теряется на этапе перехода из молодежного футбола во взрослы, когда своих сверстников они уже переросли, а с мужиками тягаться еще рано.
— Наверно, было бы хорошо, если бы появилась вторая команда. Переход из молодежной команды в главную практически исключен по причине омоложения первенства молодежных составов. Сюда мальчишки приходят в 17 лет, а в 19 они уже вынуждены уходить куда-то, чтобы не останавливаться в своем развитии. Но в столь юном возрасте не каждому дано заявить о себе.
 
В то время, когда мы играли, у нас была вторая команда, она называлась ЦСКА-Чайка. Но сейчас, как я понимаю, вопрос упирается в деньги и экономическую составляющую. Если появляется еще одна команда, нужно ее содержать. В том случае, если она выступает в ФНЛ, то это — минимум нужно лишние 10 млн. долларов искать.
 
— Есть ли в системе ПФК ЦСКА единый подход к организации игры, который бы исповедовали все команды от академии до первой команды, как в «Барселоне»?
— Иногда нас просят играть так, как первая команда, и мы стараемся это делать. Но нужно отталкиваться от футболистов, имеющихся в распоряжении. Почему при подборе футболистов под схему 4−3-3 нужно играть по схеме 4−4-2?
 
В той же «Барселоне» все построено таким образом, что главный тренер первой команды подбирается под систему школы. В нашей же стране тренер первой команды может меняться достаточно часто. И что, теперь каждый раз ломать систему ДЮСШ и дубля под нового тренера? Наверно, это неправильно.
 
У нас была подобная практика, когда в ДЮСШ ПФК ЦСКА приезжал работать Йелле Гус. Все работали по голландским методикам, играли по системе 4−3-3, а потом что-то сломалось и пошло не так. Сейчас я не особо вникаю в дела школы, где есть свой спортивный директор.
Мы, в молодежке, стараемся играть, как основной состав, в тот же футбол, по той же схеме 4−2-3−1. В том случае, если, допустим, кто-то у нас выбыл, мы переформатируем схему — результат никто не отменял.
 
— Вы считаете, у «Барселоны» правильная система?
— Да, безусловно. Один клуб — одна религия. Они берут любого игрока из любого возраста переставляют в другую команду, и он знает все свои функции, обязанности и требования.
 
— Вы уже не первый год работаете в молодежке и через ваши руки прошло большое количество талантливых ребят, но немногие из них заиграли в Премьер-лиге. В чем причины, что не все доходят до большого футбола?
— В том, о чем мы говорили выше: ребята слишком рано уходят из молодежки. Тяжело в 19 лет конкурировать с условными Тошичем или Фернандесом, которые находятся в самом расцвете сил. Пока лучший пример того, как следует поступать — Караваев. Уехал заграницу в аренду, заявил о себе. Единственное, немного обидно, что он ушел из нашего клуба.
 
— Если бы была возможность, чтобы вы изменили в подготовке молодых футболистов?
— Чтобы что-то изменить, нужно занимать пост главного тренера или иную руководящую должность.
 
При этом, все равно в Премьер-лиге играет 14 ребят, которые прошли через нас, а Караваев — в Чехии и Лиге Европы. Это говорит о высоком уровне.
 
— Александр Сергеевич, и все же, в чем причина, что пацаны теряются и не доходят до большого футбола? Есть ли панацея?
— Панацея одна — частные клубы. Когда клубы будут частные, их президенты будут спрашивать с тренеров, а не тратить миллионы на покупку легионеров. Тогда и тренеры будут работать с молодежью и доводить ее до необходимого уровня.
 
Почему мы говорим о Бескове, Лобановском и Садырине, что они — великие? Они работали с молодежью, воспитывали поколения. Как дело обстоит сейчас? Сейчас тренер в большей степени менеджер. Нет игрока — пришел к президенту и попросил купить Месси. Но этот Месси займет свою позицию всего лишь на несколько лет, а свои молодые ребята, увидев бесперспективность своего нахождения в команде, покинут клуб, потому что любой футболист хочет играть, а не сидеть на лавке.
 
Кто-то потом и вылезает в Премьер-лиге. Посмотрите, Никитин — в «Уфе», Георгиевский — в «Анжи», Тен и Попов — в «Томи».
 
Когда мы покупаем футболистов, должны опираться на экономическую составляющую: сегодня есть деньги — купили, завтра их не станет — что делать? Нужно думать о завтрашнем дне, ведь не всегда президент сможет доставать деньги и покупать игроков.
 
— Понятно, что не все из ребят, выпускающихся из школы, попадают в молодежку. Сколько из них должно перейти в дубль, а потом в основу, чтобы можно было говорить об успехе?
— В прошлом было так: школы трех-четырех человек давала в дубль, а из дубля один попадал в основной состав. Но важно заметить, что раньше не было легионеров.
 
Я всегда задавал вопрос, что мы будем делать, если кончатся деньги? Получается, замкнутый круг. Вот когда деньги кончатся, тогда и будут играть свои воспитанники.
 
В данном случае мы затрагиваем очень глобальную проблему, на которую сложно найти точный ответ.
 
— Кто из ваших подопечных, сейчас выступающих в молодежке, наиболее близок к основе?
— Они все близки к основе. В нашей команде по определению все футболисты способные, сильные, имеющие те или иные хорошие качества. Они находятся на виду у тренеров команды мастеров.
 
Здесь, как и в любой другой профессии нужно попасть в нужное время, в нужное место, к нужному наставнику. Мы видим, что одним шансы дают, а другим — нет. Поэтому, пока мы не увидим ребят в Премьер-лиге, мы не узнаем их уровень. Спорить же с тем, что они успешно выступают на уровне молодежного первенства — глупо.
 
— Понятно, что, исходя из педагогических соображений, вы не упоминаете никого, но все же, болельщики интересуются, могли бы кого-то выделить персонально?
— Чалов, Гордюшенко, Жамалетдинов, Хосонов, Кучаев, Олейников — все они способные и толковые ребята. Кто из них воспользуется потенциалом и природными способностями, зависит только от них.
 
В одного природа заложила данные, а он начал дурака валять. К примеру, взять того же Костю Базелюка. У него хорошие данные, а в голове что-то произошло — закончил играть. Хотя на него возлагали большие надежды.
 
— Часто ли футболист меняет амплуа во время выступления за дубль?
— Да, такое случается. Пухов в ДЮСШ ПФК ЦСКА играл в центре, а мы его решили попробовать на фланге, где он сейчас очень хорошо выступает. Получается, мы двигаем футболистов на «свои» позиции.
 
— Как это происходит?
— Мы все объясняем ребятам, почему их передвигаем на другое место, в каких целях. Объясняем, что, играя переднего центрального защитника, мальчик может дорасти до Премьер-лиги, а если поставим туда, где, как он считает, выглядит лучше, то станет лишь игроком второй лиги. Объясняем все критерии. В 99% из 100% мальчики с нами соглашаются.
 
Как говорил Константин Иванович Бесков, нужно только правильно расставить футболистов на поле.
 
— Болит ли у вас душа за тех, на кого вы возлагали надежды, а они их не раскрыли?
— У меня душа может болеть только за свою семью. Если мы ребятам все дали, а они не заиграли, то это только их проблемы, это их путь, их жизнь. Мы же не можем их контролировать всегда, особенно тех, кто покинул ПФК ЦСКА.
 
— И все же, на кого вы возлагали большие надежды?
— На Георгиевского были надежды — сейчас он выступает за «Анжи» в Пермьер-лиге. Говорили, что у Караваева большое будущее — сейчас он играет за «Спарту». Видели талант в Юрке Бавине. Обидно, что он пока выступает за «Зенит-2» в ФНЛ, но у него — хорошие способности. Думаю, через год-два будет выступать в Премьер-лиге.
 
Из тех, на кого мы рассчитывали в игровых и человеческих качествах, мы ни в ком не ошиблись.
 
— Базелюк — самая противоречивая фигура.
Того же Базелюка мы три года раскачивали в дубле прежде, чем он начал забивать. Но талантливым он никогда не был. В один момент мы надавили на определенные моменты, и он стал забивать. Позже, судя по всему, пришли большие деньги, и футбол закончился.
 
— Назовите любимое и нелюбимое упражнение на тренировке, когда были игроком и когда стали тренером?
— Я не любил упражнения один в один, когда нужно было обыгрывать. Мне больше нравилось делать передачи. Если говорить о самых любимых упражнениях, то это обычная игра в футбол и квадраты, что-то такое футбольное, игровое, где можно было подумать.
 
— Когда сейчас попадаете в квадрат, вас возят или поддаются?
— Когда как (смеется). Главное доказать, что ты сильнее.
 
Футбол тем и прекрасен, что здесь все разнообразно и всем нравятся разные упражнения. Например, нападающий ни за что в жизни не захочет играть в квадрат, ему бы защитников обводить, целый час будет обводить.
 
— Игроки под схему или схема под игроков?
— Мы отталкиваемся от того, какие футболисты есть в нашем распоряжении. Мы можем играть как в одну, так и в другую, третью и четвертую схему. Мне больше всего нравится атакующий футбол и схема 4−3-3. Но сейчас у нас нет игроков под эту схему, поэтому мы играем, как основной состав 4−2-3−1. Было бы неправильно перестраивать команду под мою любимую схему, если они лучше реализуют себя при другой.
 
Каждый год в дубль приходит восемь человек. Во время предсезонных сборов мы пробуем различные схемы, а потом останавливаемся на одной, которая становится основной.
 
В первой же команде ситуация обратная. Там игроки должны подбираться под схему.
 
— Болельщики со стажем просят вас вспомнить противостояние с «Барселоной», ничью в Москве и победу в Каталонии. Расскажите об эмоциях, какие чувства испытывали, выходя против гранда?
— Прежде расскажу, как все начиналось. Мы сидели на базе и ждали результатов жеребьевки. Так мы узнали, что нам досталась лучшая команда Европы — «Барселона», в составе которой блистали Субисаррета, Куман, Гвардиола, Стоичков, Бегиристайн. Реакция? Посмеялись и разошлись. Мы знали, что есть шанс победить в одной игре, но в двух — это круто. Каждый спортсмен выходит и рассчитывает на победу. Никто и никогда вам не скажет, что он слабее, хотя в тот момент мы не были фаворитами.
 
К матчам мы подошли в полной уверенности в своих силах. В случае победы мы были бы героями, в противном случае ничего не случилось бы, ведь играли против обладателя Кубка Европейских Чемпионов. Болельщики нас простили бы. Но мы вышли без дрожи в коленях, решили сыграть в атакующий футбол. Он принес нам результат.
 
Никогда не забуду те эмоции, счастливые лица армейских болельщиков. Даже местные фанаты стояли после матча и 10 минут аплодировали нам. Это было до слез.
 
— Какова роль Костылева в той победе?
— Огромная. Он фактически собрал эту команду, собрал ребят из юниорской сборной Советского Союза. Это тренерская победа на 80%.
Многие ветераны уехали заграницу, остались только Харин, Сергеев, Фокин, Колесников и Колотовкин, поэтому требовалось усиление, и оно пришло в лице новых девятерых человек, которых Костылев убедил перейти в ЦСКА.
 
Более опытные футболисты ушли из ЦСКА по объективным причинам: распался Советский Союз, нам платили очень мало, поэтому они поехали в Европу на заработки.
 
— Назовите символическую сборную нашего клуба, составленную из футболистов, выступавших за него в российский период.
— Непростая задача. В ЦСКА играло много хороших футболистов.
 
Честно говоря, не хочу никого обижать (после паузы). Все, кто играл в нашем клубе достойны оказаться в этой символической сборной. Я не могу быть объективен, потому что мне ближе команда 1991 года. А еще боюсь забыть кого-то. Вот, например, не назову Корнаухова в этой сборной — он на меня обидится, будет месяц напоминать мне (смеется).
Источник: (CSKA.in)

Комментарии пользователей

 

Зарегистрируйтесь, чтобы написать комментарий!

 

Все новости