Головин: все не как в РПЛ, на пляжи после Сибири не тянет

20.08.2018

Евгений Марков сгонял в Монако и поговорил с лучшим игроком России.

 

Пятизвездочный отель Hermitage в центре Монако. Перед входом стоят Maserati и Bentley. Мимо проходят люди с пакетами Gucci и Valentino. Для загорелых отдыхающих в замшевых мокасинах портье открывает двери автомобиля. Роскошный антураж внутри отеля держится на приятной прохладе, запахе лаванды и свежих круассанов, расписных потолках, колоннах и стилизованной под старину мебели.

 

 

С балкона – вид на лазурную бухту, усыпанную длинными яхтами. 

 

 

Сегодня здесь в зале для конференций и торжеств представляют новичков «Монако», в том числе самого дорогого русского футболиста Александра Головина (если кто-то забыл – 30 миллионов евро).

 

Первый тур чемпионата Франции он пропустил из-за травмы голеностопа: на второй тренировке неудачно столкнулся с Фалькао и вылетел почти на месяц. 

 

 

«Тяжело назвать сроки, когда буду готов, – отвечает Александр на пресс-конференции. – Такую травму форсировать не нужно». За адаптацией Головина следит вице-президент «Монако» Вадим Васильев: «Два дня назад мы говорили, и Саша скромно сказал, что от меня ничего не надо. Но я держу на контроле его адаптацию, меня информируют. Переезд – большое изменение в жизни. Важно, чтобы все прошло гладко». 

 

Головину по поручению Васильева помогает шеф протокола и помощник спортивного директора «Монако» Ольга Дементьева. Уже нашли квартиру в Монако (не в пригороде, а в самом княжестве), Головин переедет туда из отеля в начале сентября. 

 

***

 

Идет презентация, за столом на красных бархатных стульях сидят: Головин (рядом с переводчиком, который шепчет ему на ухо), Васильев и двое новичков Виллем Жеббель (17 лет; первый игрок лиги 1, рожденный в 21-м веке; пришел из «Лиона» за 20 млн евро) и Жан-Эд Ахолу (опорник из «Страсбурга»). Всего презентуют десять игроков: когда заканчиваются вопросы для одних, на их места садятся следующие.  

 

 

Потом все новички идут фотографироваться с игровыми футболками на балкон. Головина ослепляет солнце, у него слезятся глаза, он вытирает их футболкой и продолжает сильно жмуриться. «Надо в тенек, меня ослепило», – отвечает на просьбы о фотографиях. 

 

 

Освежившись апельсиновым соком у фуршетного стола, Головин садится на диван в дальнем углу зала. Рядом с ним – Васильев. Пока вице-президент рассказывает подробности трансфера из ЦСКА и объясняет, почему важно подписать именно российского игрока («Эмоционально хотелось видеть в команде соотечественника и показать хороший пример нашему футболу: можно уезжать и играть на самом высоком уровне»), Головин слушает, покусывая ногти. Тем временем футболки с фамилией Головин продаются хорошо. «Могу это подтвердить, – отметил Васильев. – Количество не проверял, но мне сообщил коммерческий директор».

 

Итак, первые и главные слова Головина после официальной презентации в «Монако»:

 

«Монако» – потому что мечта и работа с молодыми. Выбор получился сложным, но я в «Монако», потому что здесь хорошо работают с молодыми футболистами. Очень серьезно отнесся именно к этому: смотрел, кого здесь воспитали, сколько футболистов вышло из клуба. «Монако» – лучший вариант. 

 

Помню день, когда согласился на переход (уже после чемпионата мира) – сразу позвонил родителям, самым важным для меня людям. Они были за любой мой выбор, потому что просто хотят, чтобы я был счастлив. Тем же вечером собрались молодыми игроками ЦСКА, посидели, попрощались. Со всей командой попрощаться не успел, но почти каждый человек из ЦСКА и сборной позвонил или написал, пожелав удачи. 

 

 

Во время чемпионата мира разговоры и новости о трансфере не отвлекали, хотя понимал, что после первого удачного матча начнутся разговоры. Но я вообще не заходил на странички, где пишут о переходах. Мог почитать разбор игры, но не про трансферы. Если случайно натыкался – не открывал и не читал. Понимал, что может отвлечь. Был сконцентрирован на футболе.  

 

С детства мечтал о Европе, но, естественно, не мог далеко загадывать. Когда начинал играть в Калтане, не мог мечтать о Москве или Новосибирске. О Монако и говорить нечего! 

 

Понял, что надо уезжать, потому что в хорошем российском клубе у меня получалось. Цели попасть в определенную команду у меня не было, была – попасть в Европу, увидеть себя на уровне топовых чемпионатов. Играть не только в Лиге чемпионов, как с ЦСКА, а постоянно быть в топовом чемпионате. 

 

Не убивается из-за травмы

 

Травмировался в ненужном стыке: столкнулись плечом в плечо с Фалькао, я оступился и потянул ногу. Сильно расстроился, но сидеть и убиваться точно не надо, это не поможет. Принял эту ситуацию, теперь просто восстанавливаюсь. Поддержали многие ребята из сборной и ЦСКА: Смолов, Чалов, Кучаев, Чернов. Кстати, смотрел вообще все матчи ЦСКА.

 

Жизнь в Монако: почти без пляжей, учит французский

 

Прилетел в два-три дня, мне показали местность, поездил, посмотрел. Слышал, что здесь так красиво, но не думал, что настолько. Понравилось, что здесь всегда тепло, хорошие рестораны и пляжи, хотя прилетел я сюда не за этим. На пляже в Монако был только один раз. Я из Сибири, у нас тепло только два месяца, поэтому не успел полюбить пляжи, ничего особенного в них не вижу. 

 

 

На базе меня встретил Фалькао, сказал на русском: «Доброе утро». Очень приятно, что тут такие открытые люди, звезды вроде Фалькао и Йоветича стараются помочь, переводят упражнения на английский, пока я не подтянул французский.

 

Живу в отеле. Возит водитель – теперь, к сожалению, на восстановление вместе с другими травмированными. Питаюсь в гостинице, иногда хожу в другие места. Из-за травмы все время проводил или на базе, или в номере. Учу французский, провел четыре урока, пока тяжело. Многое понимаю на английском, но сказать могу мало.

 

Уже заметил: в России так не тренируются и не играют

 

Отличия от России здесь во всем: как подходят к тренировке, работают в тренажерном зале и восстанавливаются. Ребята делают упражнения, которые я никогда не видел ни в сборной, ни в клубе. Описать не могу, это надо видеть. После тренировок стоят во льду, ходят на массаж. Относятся ко всему этому более серьезно. Очень интересные тренировки Жардима, за два дня увидел много нового. Вся тренировка не была похожа на то, что я делал раньше. 

 

 

Ходил на первый матч «Монако» против «Лилля», понравились фанаты. Видно, что футбол сильно отличается от русского, обе команды не боятся проявить себя в атаке, не стоят сзади и не закрываются. Очень зрелищный футбол, моменты в обе стороны. Французский чемпионат – очень сильный. 

 

Оказывается, в матче с Хорватией нам частично помешало поле

 

Пенальти с Испанией – было волнительно, но не страшно. Ты выходишь и обязан забить – просто потому, что это очень важно. Момент, когда Акинфеев отбил пенальти, не помню. Как будто выпал на десять минут, сознание отключилось.  

 

 

В овертайме матча с Хорватией очень устал, принимал глупые решения на поле, голова вообще не соображала. Если бы в том матче я чуть точнее отдал на Смолова, мог бы получиться гол. Там (в Сочи, на стадионе «Фишт» – Sports.ru) поле было ужасного качества, нас даже не пустили на предыгровую тренировку. Слабо отдал, но мяч [из-за дождя и состояния поля] ускорился.

 

После поражения от Хорватии не плакал, было просто обидно. Помогла встреча с болельщиками на Воробьевых горах, в тот момент наконец ощутил счастье. Но ближе к вечеру снова накрыло: мы были в шаге от медалей.

 

Мечта  

 

Все мои мечты связаны с футболом. Сейчас – стать лидером в новой команде.

Источник: (Sports)

Комментарии пользователей

 

Зарегистрируйтесь, чтобы написать комментарий!

 

Все новости