Леонид Слуцкий: кто сказал, что наш футбол в кризисе?

02.09.2015
Константин Клещев
 
 
Накануне отборочного матча Чемпионата Европы – 2016 по футболу против команды Швеции 5 сентября в Москве на стадионе «Открытие Арена» главный тренер ЦСКА и сборной России по футболу дал эксклюзивное интервью «АиФ».
 
Константин Клещёв, «АиФ»: Ваше решение возглавить сборную России в период, когда она переживает не лучшие времена (команда идёт в отборочной группе на 3-м месте с 8 очками после 6 матчей), выглядит спонтанным, если не авантюрным. Согласитесь, вы сильно рискуете.
 
Леонид Слуцкий: Я действительно сразу сказал да, когда получил предложение стать главным тренером сборной до конца европейского отборочного цикла. Оговорился только, что вопрос надо решить с руководством ЦСКА, потому что у меня действующий контракт с клубом, из которого не хочу уходить. Речь сразу же шла о возможности совмещать посты на короткий промежуток времени. Как потом проходили переговоры между руководством ЦСКА и РФС, я не в курсе. Пока не ощутил, что значит, работать со сборной. Думаю, понимание придёт после первых матчей.
 
— Такое решение может кардинально изменить жизнь любого тренера. Неудача сборной поставит под сомнение вашу способность руководить ею в будущем. Вдобавок на коротком отрезке трудно что-то изменить, а в декабре уже никто не вспомнит, что ответственность за неудачу несёт ещё и прежний тренер Фабио Капелло.
 
— Я так не рассуждал. Понятно, что у сборной проблемы. В команде, которая всё выигрывает, тренера не меняют. Меня не пригласили бы возглавить сборную, если бы было иначе. На мой взгляд, команда в её нынешнем составе способна решить задачу по выходу в финал чемпионата Европы. Возможно, заблуждаюсь, и пробиться на Евро не получится. Но это не авантюра, а здравое представление о силах наших футболистов и нашей национальной команды. Вот если бы мне сказали, что надо выиграть чемпионат Европы, я бы задумался.
 
— Наверное, занять в группе второе место вряд ли удастся, и пробиваться придётся всё-таки через стыковые матчи.
 
— Это станет более понятно после встречи со шведами. У нас дальше не слишком сложный календарь (Лихтенштейн, Молдавия, Черногория). Швеции же предстоят матчи против Австрии и Молдавии, правда, дома, но в футболе всё случается.
 
 
— Выйти на Евро-2016 — это план А. Рискну предположить, что, когда вы давали согласие возглавить сборную, держали в голове и план Б, который предусматривает в случае успеха ваш уход из ЦСКА и продолжение работы со сборной вплоть до Чемпионата мира 2018 года в России.
 
— Нет, плана Б у меня не было. Планы вообще зависят не только от меня, но и от других сторон. Мне никто перспективы обсуждать не предлагал, а думать о том, что может быть, не вижу никакого смысла.
 
— Капелло ругали за то, что при нём сборная играет в скучный и схематичный футбол. Что надо изменить, чтобы этот футбол стал весёлым и, главное, результативным?
 
— У сборной были разные поединки. В отборочном цикле к чемпионату мира в Бразилии она провела несколько очень хороших матчей, например дома против Португалии (1:0). Мне кажется, ругать сборную стало нашей национальной забавой. Если ты её не ругаешь, это дурной тон. Понимаю, что изменить ситуацию не так просто. Это касается и игры, и отношений со средствами массовой информации. Что ж, постараемся быть максимально открытыми, откровенными и честными и с журналистами, и с болельщиками.
 
— А так ли нам важно попасть на Евро? Вряд ли сборную в её нынешнем состоянии ждут там слава и почёт. Не лучше ли спокойно готовиться к Чемпионату мира 2018 года, где мы точно сыграем.
 
— Конечно, важно именно потому, что мы держим в уме Чемпионат мира 2018 года. Уходит поколение, которое успешно выступило на Чемпионате Европы в 2008 году. Продержаться на высшем уровне 10 лет невероятно сложно, и к 2018 году в сборной останутся лишь несколько человек из тех, что играли в полуфинале Евро-2008. И если мы не попадём на Чемпионат Европы во Франции, новый костяк сборной не будет иметь за спиной опыта выступления в крупном турнире. Да, был чемпионат мира 2014 года. Но он получился для сборной далеко не самым успешным, а тон в ней задавали игроки из 2008 года. Поэтому не представляю, как, только играя товарищеские матчи, можно качественно подготовиться к домашнему первенству. Нет, конечно, подготовиться можно, но опыт больших встреч очень важен. Я по ЦСКА чувствую, как иногда общекомандный опыт участия в серьёзных поединках работает в сложных ситуациях. Когда кажется, что уже не на что рассчитывать, умение играть большие матчи сказывается. Поэтому во Францию надо попасть во что бы то ни стало.
 
 
— А мы не преувеличиваем роль футбола в нашей жизни? Опрос ВЦИОМ показал, что только 27 процентов наших соотечественников интересуются футболом, да и то от случая к случаю.
 
— Ну, в масштабах галактики вся наша жизнь особой роли не играет. Мелкая частичка в толще миллионов лет… Но если серьёзно, мне знакомы исследования ВЦИОМ, и результаты, конечно, не радуют. Когда прилетаешь в Бразилию, Испанию или Португалию, сразу понимаешь, что здесь совершенно иное отношение к футболу. Недавно накануне игры со «Спортингом» идём ужинать в лиссабонский ресторан. А там работают те же официанты, что и во времена выступлений нашего тренера Сергея Овчинникова за «Бенфику». Они тут же бросаются к нему, делают фотографии. Овчинников, пусть и изменился с годами и не похож на себя молодого, для них просто бог, хотя выступал в Лиссабоне всего-то год. Он же не 20 лет провёл в Португалии, но его всё равно помнят! На мой взгляд, наше общество недооценивает роль футбола. Футболом можно жить гораздо интересней и ярче. У нас, к сожалению, даже 27 процентов, которые им интересуются, больше видят в нём поле для сброса негатива, а не черпают в нём положительные эмоции, как во всём мире.
 
— В вашей биографии есть неприятная история, связанная с избиением арбитра в вашу бытность тренером волгоградской «Олимпии». За что вы его тогда?
 
— За субъективное судейство.
 
— Сегодня такое возможно?
 
— Нет, конечно. Это стало для меня очень серьёзным уроком. Я могу сколько угодно выгораживать себя, искать оправдания, говорить, что потом арбитр был пожизненно дисквалифицирован за предвзятое судейство, но, в любом случае, кулаки не метод решения вопросов в цивилизованном обществе.
 
 
— После матча со «Спортингом», победа в котором вывела ЦСКА в групповой этап Лиги чемпионов, вы поблагодарили футболистов за игру. Это вообще нормально — благодарить футболистов за работу, за которую они получают огромные деньги?
 
— Но я действительно им благодарен, потому что они большие молодцы. В раздевалке есть разные формы взаимоотношений. Что не скажешь игрокам в раздевалке, можешь донести через пресс-конференцию или интервью. Как правило, у тренера с каждым игроком существует определённый формат взаимоотношений. Публичное выступление позволяет из него выйти, если в этом есть необходимость. Через интервью ты можешь дать определённый посыл, более серьёзный, если надо. Я часто использую интервью или пресс-конференции, чтобы сделать командный или индивидуальный посыл. Футболисты говорят, что они не читают. Это правда только отчасти. Многих «известных экспертов» они действительно не знают и не читают, но интервью своего главного тренера, где, тем более, про тебя что-то говорят, они прочитают обязательно. А если вдруг пропустят, им расскажут близкие или друзья и скинут ссылку.
 
— В Лиге чемпионов этого сезона ЦСКА предстоит встретиться с ПСВ, «Вольфсбургом» и «МЮ», с которым ваша команда 6 лет назад сыграла вничью в дебютном для вас матче этого турнира. С тех пор в составе остались Акинфеев, Игнашевич, Щенников, братья Березуцкие и Дзагоев. А пригодились бы сегодня ЦСКА Красич или Карвалью, лидеры команды того времени?
 
— Лучшего Красича и лучшего Карвалью, безусловно, хотел бы и сегодня видеть в ЦСКА. Карвалью образца 2005 года — вообще, на мой взгляд, лучший футболист в истории клуба. Просто он провёл не так много времени в ЦСКА, чтобы получить такое признание. Но команда — живой организм. Всё в ней меняется. Когда мы недавно играли в Праге со «Спартой», ко мне в гости пришёл Иржи Ярошик. У нас основная тема, когда речь идёт об Акинфееве, Игнашевиче или братьях Березуцких, — это то, что они постарели, допускают ошибки, для Лиги чемпионов уже не годятся. А Ярошик с восторгом говорил, что он уже завершил, а они, его бывшие одноклубники, ещё продолжают играть на высочайшем уровне! Это просто невиданно! Придя в команду в 2002–2004 годах, они больше десяти лет доказывают, что готовы бороться за призовые места в чемпионате России, играть в еврокубках и за сборную страны, где каждая твоя ошибка, как под микроскопом. Ярошик ими искренне восхищался. А ведь в Европе есть всего несколько футболистов, которые, как он, становились чемпионами четырёх стран (Чехии, России, Англии, Шотландии).
 
— Но рано или поздно время Игнашевича и Березуцких пройдёт. Вы лично готовы, что в ЦСКА уже скоро должна пройти смена поколений и что найти замену лидерам команды будет очень тяжело с учётом их высоких профессиональных качеств?
 
— Ты можешь считать себя готовым или не готовым к чему угодно, но лично я не уверен, что буду работать в команде дольше, чем в ней будут качественно играть эти футболисты. Поэтому говорить о том, что надо готовить замену, не имеет смысла. Надо готовиться к следующей игре, потому что, если не выиграть несколько матчей подряд, замену будут искать уже тебе, а не постаревшим футболистам. Безусловно, у нас есть варианты, как кого менять. Поэтому, когда необходимость возникнет, тогда и будем искать решение.
 
 
— Мне всегда казалось, что тренер должен видеть перспективу на год – два вперёд, а может быть, и дальше, до конца своего контракта, если он долгосрочный. Он не должен оставлять после себя выжженную землю.
 
— Но что означает «выжженная земля»? В последний год тренерства Алекса Фергюсона (2013) «МЮ» стал чемпионом. Казалось, после него осталась плодородная поляна, на которую плюнь — и вырастет всё до небес. Вместо этого последовало два года невероятных провалов. Что, Фергюсон выжал из команды всё и добился чемпионства? Земля больше не родит? Или её обработали как-то не так? Через год после моего ухода в ЦСКА из «Крыльев Советов» мы играли с Самарой. Я с ужасом обнаружил, что в составе «Крыльев» осталось всего два футболиста, что играли при мне. А ведь год назад команда показывала высокие для себя результаты. Мы заняли в чемпионате 6-е место и попали в еврокубки. Но руководство клуба решило, что эти игроки не годятся. Может, в Самаре поменялись планы. Может, выгодно их продали. Я не знаю. Можно вспомнить о «Динамо» или «Анжи», где строились команды для борьбы за самые высокие места. И там, и там была плодородная почва. Почему она поменялась? Мне кажется, в футболе есть только сегодняшний день, кто бы что ни говорил. Причём этот сегодняшний день есть не только у тренера или футболиста, но и у руководителя клуба, потому что в 80 процентах случаев руководителями двигают эмоции. Поэтому они приходят в футбол, поэтому они меняют тренеров. Например, средняя продолжительность работы тренера в немецкой Бундеслиге — полтора года. Оставляют они после себя выжженную землю или планируют что-то на два года вперёд, а им не дают довести до конца начатое? Что такое, вообще, работать на перспективу? Допустим, сегодня, работая на перспективу, мы убрали Игнашевича и Березуцкого и поставили Чернова и Васина в центр обороны. Вот у вас есть уверенность, что Чернов и Васин в 2018 году, когда Россия будет проводить чемпионат мира, будут сильнее Игнашевича и Березуцкого?
 
— Конечно, уверенности, что Чернов и Васин станут защитниками уровня сборной, нет.
 
— Так зачем тогда ради неясной перспективы убирать сегодня Игнашевича и Березуцкого, которые дают неплохой результат? Они играют во всех турнирах. Это лучшая в России пара центральных защитников. Что мешает другим нашим центральным защитникам быть сильней и получить место в стартовом составе сборной?
 
— Что ж, логика понятна. Проблемы клуба вас полностью поглощают, или проблемы российского футбола вас тоже интересуют или как-то на вас сказываются? Например, 2 сентября будут выбирать нового президента РФС. Вам это важно?
 
— Сегодня, когда я начал работать со сборной, это важно. Безусловно, важно, какой регламент принимается, какой формат соревнований, количество легионеров — все эти вопросы в конечном счёте в ведении РФС. Они касаются клуба, но всё равно интересуют меня не в первую и даже не во вторую очередь. Своя рубашка ближе к телу. Если в команде какие-то конкретные серьёзные вещи требуют решения, о глобальных вопросах вообще не думаю. Но если всё спокойно, можно поразмышлять и о мировых проблемах. Однако такое бывает крайне редко.
 
— То есть проблемы ФИФА, выборов нового президента, конфликт между Блаттером и Платини вне ваших приоритетов?
 
— За событиями в ФИФА я наблюдаю, как за детективным сериалом. Эти проблемы волнуют меня только в одном контексте: отберут у России чемпионат мира или не отберут. Есть ли коррупция, нет ли её, справедливо или несправедливо, кто прав в этой ситуации, меня волнует мало.
 
 
— И как думаете, отберут у нас чемпионат?
 
— Думаю, уже нет. Прошла предварительная жеребьёвка, да и причин, которые дали бы повод его у нас отобрать, нет.
 
— Вы вскользь коснулись лимита на легионеров. Вам какой больше по душе — 6+5, 7+4, 10+15 или какой-то другой?
 
— Я вообще за отмену лимита. Те футболисты, что играют сейчас за национальную команду, выступали за неё при любых лимитах. Даже если завтра его не будет, они всё равно будут за неё играть. Мы же говорим, что на чемпионате мира в России должны выступить достойно и победить сильнейшие команды. Но почему же тогда наши футболисты, если они собираются этих соперников обыгрывать на чемпионате мира, не могут выиграть у них конкуренцию внутри российского первенства? А ведь Фалькао и Месси у нас не играют! К нам суперзвёзды не едут! Да, есть очень хорошие игроки, но не звёзды мировой величины. Почему же в российском первенстве мы можем выиграть у них конкуренцию только за счёт лимита?
 
— Если ввести потолок зарплат, российский чемпионат станет ещё менее привлекательным для иностранцев. Вам, вообще, как эта идея?
 
— Для игроков определённого возраста потолок зарплат нужен. Скажем, для футболистов до 23 лет.
 
— То есть до 23 лет деньги развращают, а взрослый футболист воспринимает их более адекватно?
 
— У всех по-разному. Но возьмём ситуацию, когда у молодого игрока заканчивается контракт. Агенты начинают его обрабатывать. Он ещё по мячу плохо попадает, а уже приходит и требует баснословных денег. Ну не собраны в ЦСКА злодеи, которые хотят обобрать молодое дарование или свернуть ему шею! Ты ещё не готов здесь играть и даже тренироваться с основным составом. Или что, ты вдруг перейдёшь в «Динамо» и там сразу засверкаешь в основном составе? Так же не бывает! Период брожения у молодых игроков заканчивается, как мне кажется, к 23–24 годам. У них уже появляется жизненный опыт, они более объективно себя оценивают. Год назад Костя Базелюк выходил в ЦСКА на замену на 5 минут и считал для себя это верхом унижения. Сейчас, играя за «СКА-Энергию» из Хабаровска, пятиминутный выход за ЦСКА в матче Лиги чемпионов против «Баварии» он воспринимает в несколько ином свете. Переоценка собственных возможностей должна позволить ему перезапустить свою карьеру.
 
— Календарь осень – весна, на который Россия перешла 5 лет назад, что-то дал нашему футболу?
 
— Если говорить объективно, в выигрыше оказались клубы, выступающие в еврокубках. Прекрасно помню свой приход в ЦСКА. В России закончился сезон, а мы ещё две недели готовились в Турции к важнейшему матчу с «Бешикташем» в Лиге чемпионов. Это архисложно делать! Теперь чемпионат России заканчивается в начале декабря, последний матч в еврокубках — в конце первой декады декабря. Это удобно. Стартовать, если команда выходит в еврокубковую весну, всё равно приходится со сборов. Но тут уже ничего не поделаешь. Это первый плюс. Второй плюс в том, что футболисты получают небольшой отпуск летом. Правда, не все и не каждый год, потому что раз в два года проходят чемпионаты мира и Европы, в которых выступает большинство игроков ЦСКА. Да и в «пустые» годы всё очень жёстко. В этом году чемпионат завершился в конце мая, а до середины июня продолжались отборочные матчи Евро. Первенство же России началось в середине июля. Сборники отдыхали, дай бог, 10 дней. По логике, надо было начало чемпионата отодвигать, но в наших климатических условиях это вряд ли возможно.
 
 
— Когда есть искусственные поля, можно играть круглый год, особенно, если они под крышей.
 
— Твёрдо убеждён, что искусственные поля для футбола — зло. Они добро, если мы говорим про детей, потому что, если ты постелил качественное футбольное поле, на нём можно играть и тренироваться с утра до вечера. Но для футбола как спорта высших достижений искусственные поля не подходят. Я бы вообще запретил в Премьер-лиге использовать искусственные поля.
 
— Тогда мы сразу лишаем большого футбола всю Россию за Уралом.
 
— Это не так. Я много разговаривал с агрономами на эту тему. Сегодня есть технологии, которые позволяют готовить натуральные поля едва ли не в любую погоду. Это дорого. Но играть в российской Премьер-лиге тоже дорого. Ты покупаешь специальное оборудование и нанимаешь высококвалифицированного агронома. Специалисты «Арены Химки» говорят, что при достаточном финансировании они могут поддерживать газон круглый год. Когда в Питере «Зенит» проводит в феврале матчи еврокубков, он играет на идеальном газоне. Не думаю, что между питерской, московской или пермской зимой есть принципиальная разница. Вопрос лишь в деньгах и в их правильном использовании. Если ты играешь в Премьер-лиге, будь любезен тратиться на инфраструктуру.
 
— Или играй в ФНЛ. Так, может быть, для РФПЛ сегодня 16 команд — много? Может, оставить 12 команд и проводить суперчемпионат?
 
— Сегодня 16 команд, может быть, и много, но представим себе ситуацию в 2018 году, когда в городах чемпионата мира будут построены шикарные современные стадионы. Должны ли команды из этих городов с учётом инфраструктуры играть в Премьер-лиге? Мне кажется, должны. Сочи, Волгоград, Нижний Новгород… В итоге мы получим больше городов с современной инфраструктурой, чем есть мест в Премьер-лиге. Тогда, по этой логике, её придётся расширять.
 
— На всех не хватит квалифицированных игроков, особенно с учётом того, что наш футбол находится в глубоком кризисе. Вы согласны с этим расхожим утверждением?
 
— А на чём оно основано?
 
— На том, что мы давно ничего не выигрывали в еврокубках, что наша сборная неудачно выступила на последних чемпионатах мира и Европы, что наши футболисты не нужны ведущим европейским клубам…
 
— Чтобы судить о состоянии футбола, лучше обратиться к объективным показателям. Например, к таблице коэффициентов УЕФА, где мы находимся на 7-м месте и активно боремся за 6-е или даже 5-е. И если мы говорим, что наш футбол в заднице, то там же и португальский, и французский футбол. А про голландский, бельгийский или турецкий вообще говорить нечего.
 
 
— Другое расхожее утверждение — нашему футболу вредят большие деньги. Есть в этом доля истины?
 
— Не знаю. Никогда не работал в клубах, где есть большие деньги. ФК «Москва» был небедным клубом. Но сказать, что он купался в роскоши и транжирил деньги, не могу. «Крылья Советов» заметно ему уступали по бюджету. В ЦСКА деньги экономят. Если, образно говоря, ты захочешь вместо одной шариковой ручки получить другую, тебе не позволят, потому что первая ещё пишет. Я не работал также с игроками, которые получают незаслуженные деньги или имеют астрономические контракты. Может быть, где-то большие деньги и вредят, но я с этим не сталкивался.
 
На мой взгляд, такой клуб есть в Санкт-Петербурге, где в своё время недовольство слишком большими контрактами иностранцев стало причиной раскола в команде между легионерами и россиянами.
 
— Можно привести ещё примеры «Анжи» и «Динамо». Но это были слишком скоротечные проекты. А с другой стороны, как игрок сборной Бразилии, тот же Халк, приедет в Россию, как не за большие деньги? В разных странах разная реакция. «ПСЖ» покупает за нереальные деньги (65 млн евро) аргентинца ДиМарию, и его встречает в Париже 30 тысяч человек, которые вне себя от счастья оттого, что он приехал. Мы же обсуждаем контракты Халка и Витселя, а не радуемся, что каждую неделю будем видеть их на поле. А ведь для нашего первенства это звёзды первой величины.
 
— Ещё одно утверждение: нашим футболом руководит «Газпром». Это как-то сказывается на ЦСКА?
 
— Если бы сказывалось, тогда бы «Зенит» каждый год становился чемпионом. А так мы два года подряд отбирали у него первое место. ЦСКА никто не мешал, не мешает и, надеюсь, не будет мешать становиться чемпионом, кроме как мы сами или более сильный «Зенит» или другой клуб. А то, что у Питера другие возможности… Так в Испании у «Реала» и «Барселоны» тоже другие возможности, но это не мешало «Атлетико» становиться чемпионом. Конечно, сложно на «жигулях» обогнать «мерседес», но, мне кажется, в определённых условиях это возможно.
 
— А насколько справедливо утверждение, что нашим футболом руководит президент ЦСКА Евгений Гинер? Вы, конечно, помните знаменитое «Гинер всё купил»?
 
— Знаю, что Гинер руководит футбольным клубом ЦСКА и делает это очень успешно. А в чём его руководство проявляется?
 
— В умении продавить нужные решения. Например, переход на календарь осень – весна был его проектом.
 
— И что это дало лично Гинеру? Помните, шутку в КВН об Абхазии, которая выдвинула себя в качестве страны-организатора осенних Олимпийских игр? Разве Гинер выдумал что-то такое, чего нет в мировом футболе? По этой системе играет вся Европа. И, в конце концов, не он один перешёл, перешёл весь наш футбол, хотя предложение исходило от Гинера и других руководителей, которые его поддерживали. Он вообще часто выступает и делает это так, что его слышат. В этом нет ничего плохого.
 
 
— Вы в футболе как тренер уже 15 лет…
 
— Даже больше, с 1993 года, когда начал работать детским тренером. А в профессиональном футболе действительно 15 лет, если считать от 2000 года, когда волгоградская «Олимпия» дебютировала во втором дивизионе.
 
Насколько за это время изменился футбол и ваши представления о нём?
 
— Мне трудно судить. Все эти годы я работал с футболистами разного уровня подготовки. Если бы тренировал всё время 15-летних мальчишек, мог бы сравнить их в динамике. В моё время в волгоградской «Олимпии» был яркий, образно говоря, мальчишник. Сегодня я вижу высокий средний уровень юных футболистов, но не вижу никого, кто бы на этом фоне выделялся. Если же говорить о Премьер-лиге, то здесь изменения волнообразные — подъём-спад. Вспоминаю, например, проект «Анжи», это был подъём. Когда в сезоне 2012/2013 мы боролись за чемпионство, в том числе с Махачкалой, должны были играть на сборах контрольную встречу с донецким «Шахтёром». И в день матча «Анжи» выкупил у «Шахтёра» контракт бразильца Виллиана (35 млн евро). И мы, и главный тренер «Шахтёра» Мирча Луческу были в шоке! В чемпионате между нами и «Анжи» была разница в 2 очка, а тут ко всем их звёздам приходит ещё и Виллиан! С другой стороны, скажем, тульский «Арсенал», за который играют 10 россиян, чей средний возраст 29–30 лет, это тоже чемпионат России. Вот и решайте, меняется наш футбол или нет.
 
— По-другому поставлю вопрос. В своё время знаменитый советский тренер Валерий Лобановский говорил, что придёт время, когда левый защитник, оказавшись впереди, будет способен сыграть, как центральный нападающий, и наоборот.
 
— Футбол к этому уже пришёл. Просто пока вряд ли можно систематически видеть левого защитника в зоне правого углового флага. Но то, что опорного полузащитника испанца Хави можно увидеть на подстраховке фланговых защитников или действующим по всему фронту атаки, никого не удивляет. По сути, ведущие команды мира играют уже без жёстких амплуа. Стартовая расстановка сегодня — не более чем схема, которую необходимо дать на экран телевизора.

Комментарии пользователей

 

Зарегистрируйтесь, чтобы написать комментарий!

 

Все новости