Наир Тикнизян: Однажды Понтус «отправил» меня работать в супермаркет

05.02.2018
Продолжаем представлять армейским болельщикам молодых футболистов, которые тренируются с первой командой на сборе в Кампоаморе. На очереди — Наир Тикнизян или просто Тики, как его называют наставники и партнёры.


«ХОРОШО, ЧТО Я ПОЧТИ НЕ ПОНИМАЮ АНГЛИЙСКИЙ»

 

— Наир, о старте своей карьеры и пути в ПФК ЦСКА ты уже рассказывал в интервью для нашей клубной программки, теперь настало время затронуть несколько других не менее интересных тем. Начнём с самой очевидной: Кампоамор, второй сбор, и наша молодёжь по-прежнему в строю…
— Да, никого из нас не отправили с первого сбора, это придаёт уверенности, воодушевляет. Значит, тренеры что-то видят в нас, во что-то верят. Работать здесь, понятное дело, тяжело, как физически, так и эмоционально. Но идёт уже середина сборов, становится намного легче. Я осваиваюсь, в каких-то эпизодах уже могу брать игру на себя, обострять, обыгрывать. Ещё неделя — и в плане уверенности всё должно стать совсем хорошо. Очень важно показывать свои лучшие качества, чтобы тренеры тебя заметили.

— Попробуй их ещё покажи, когда играешь бок о бок с опытными футболистами. Вот, например, Василий Березуцкий ни за что не смолчит, если кто-то из молодых ошибся. Понтус, прямо скажем, от него не отстаёт.
— Без этого никак. Отличная, кстати, закалка для молодёжи. Через такое нужно пройти каждому, кто только начинает карьеру, ни в коем случае не обижаться, а выносить что-то конструктивное. Когда тебе «пихают», ты узнаёшь много полезного, и твоя задача — постараться не делать тех ошибок, которые ты допускал до этого. У каждого человека своя психология, я в основном воспринимаю критику нормально, хотя иногда это бывает нелегко (улыбается).

— Кто из старожилов особенно заботится о том, чтобы ты каждую секунду имел пищу для размышлений?
— Если говорить именно про подсказ, выделю Сергея Игнашевича. Мы часто попадаем в одну команду в игровых заданиях, в двусторонках, и он всегда даёт много советов. Не слушать опытного мастера с таким багажом знаний — грех, поэтому стараюсь запоминать всё, что он говорит. 


01-14_camp1day5_17.jpg

 

— Ну а «пихает», конечно же, Вернблум.
— Именно. Однажды на тренировке Понтус даже «отправил» меня работать в супермаркет (смеётся).

— Как так?
— После неудачного игрового отрезка сказал, что, дескать, на поле я ничего не умею, так что лучше сменить профессию (улыбается). Такие вещи нужно пропускать мимо ушей, воспринимать с улыбкой, с долей самоиронии. Абсолютно нормальная ситуация. Без критики ты не вырастешь как футболист, так что всё это мне только в помощь.

— Английский ты хорошо понимаешь?
— К моему счастью, не очень. Благодарен школе, в которой учился, что меня не перегружали этим предметом (смеётся). Все потому, что у меня был немецкий. Хотя Понтус может ввернуть словцо и по-русски, от него не скроешься.


«СЧИТАЮ СЕБЯ «КОНЁМ», ХОТЯ РОДИЛСЯ В ПИТЕРЕ»

 

— Рос ты, как известно, в Санкт-Петербурге, как и другой наш футболист, Виктор Васин. При этом Витя рассказывал, что за всё время главный клуб города, «Зенит», так и не проявил к нему интереса. А как получилось в твоём случае?

— Контакты были, и не раз. Но я выступал за питерский «Локомотив», и у меня сложились очень хорошие отношения с тренером, Челпановым Александром Валерьевичем. Мы общаемся до сих пор, часто списываемся. Я полностью доверяю ему, а он всегда говорил, что надо работать и ждать своего шанса. Тогда ближе к 13-14 годам появится интерес со стороны столичных команд. Так и произошло. В «Зенит» не переходил потому, что у меня была любовь к клубу, в котором я выступал, я бы даже сказал, патриотизм. Только когда возникла необходимость в дальнейшем развитии, я принял предложение ПФК ЦСКА.

— Для Васина, о чём он не раз говорил, игры против «Зенита», как ни крути, выделяются из числа прочих. А для тебя?
— Скорее нет, такой же матч, как и любой другой. Но «Зенит» сам по себе является раздражителем, это сильный клуб, в том числе и на уровне молодежного первенства. А чтобы были какие-то счёты — такого нет.

— Ты высказал отличную мысль о патриотизме. Сейчас уже можешь назвать себя армейцем, цээсковцем, «конём»?
— Да, разумеется. Моему переходу посодействовал Евгений Владимирович Варламов, он настоял на том, чтобы меня пригласили на просмотр. А это легендарный человек для красно-синего движения. Я смотрел на него, на других тренеров, которые раньше выступали за ПФК ЦСКА. С первого занятия начал себя настраивать на то, чтобы закрепиться здесь, попасть в молодёжку, в основную команду. Верил в свои силы, хотел и хочу быть именно в нашем клубе, приносить ему пользу, помогать всем, чем могу.

— Ты уже дебютировал за основной состав в кубковом матче с курским «Авангардом». Результат для команды был неудачным, но для футбольного взросления такой опыт неоценим.
— Та игра дала мне своеобразный толчок, я понял, что на взрослом уровне можно и нужно играть. Самое главное — не бояться, быть уверенным в своих силах. Честно говоря, именно благодаря матчу в Курске эта уверенность появилась. Даже здесь, в Кампоаморе, часто оглядываюсь назад и вспоминаю ту встречу. Мог сыграть намного лучше, но всё-таки сам матч за исключением результата можно однозначно занести себе в актив.

— Какие у тебя цели на вторую часть сезона?
— Максимальные, потому что чем цели выше, тем мотивация больше. Не люблю загадывать, просто стараюсь на каждой тренировке выкладываться на все сто. А дальше все решат тренеры, клуб, — подхожу я, не подхожу. Буду делать всё от себя зависящее, чтобы доказать свое право играть за ПФК ЦСКА.

 

«ШАВЕРМА, ПОРЕБРИК… ПОДЪЕЗД»!


— Армейский тренерский штаб на сборах варьирует тактические схемы, а тебя выпускает на разных позициях. Полезный опыт?
— Конечно, ведь каждый футболист должен быть универсалом, подстраиваться под любую схему. Мне комфортно и при игре в 3-5-2, и в 4-4-2, главное — понимать, чего от тебя требуют тренеры в плане тактики. А с этим никаких проблем нет.

— Ещё, кажется, именно тренеры дали тебе прозвище Тики. Как это вышло? Вообще, интересная у нас подбирается компания: Тики, Ластик, Озил…
— (Улыбается) Тики меня начал называть Виктор Михайлович Ганчаренко. Когда была самая первая тренировка под его руководством, он спросил, как меня называли в молодёжке. Предложенные варианты не устроили, и я стал Тики. Сначала не понимал, что обращаются именно ко мне, но почти сразу привык, и сейчас меня называет так вся команда. Кроме Кирилла Набабкина, для которого я Тики-Таки или Тик-Так. Я человек не из обидчивых, воспринимаю это с улыбкой. Главное, все прозвища короткие, а это позволяет быстро окликнуть человека на поле.

— Вернёмся к теме городов. Во время футбольного сезона ты живешь в армейском спортивном интернате. Кем сейчас ощущаешь себя больше, москвичом или петербуржцем? И «травят» ли тебя на эту тему друзья?
— «Травят» постоянно, особенно когда приезжаю в отпуск домой, в Санкт-Петербург. Я родом из Питера, коренной петербуржец, но и Москва мне тоже нравится. К футболу это не имеет никакого отношения и никак не влияет на мою любовь к ПФК ЦСКА.

— Прекрасные слова, но ты всё равно попался. Итак, «бордюр» или «поребрик»?
— «Поребрик» (улыбается).

— «Шаурма» или «шаверма»? «Курица» или «кура»? «Подъезд» или «парадное»?
— «Шаверма». «Кура». «Подъезд»! Всегда говорю только так, хотя в Питере в ходу второй вариант. Но меня от него уже отучили (улыбается). На самом деле это всё ерунда, главное — хорошо играть в футбол.

Роман Ляховенко

Источник: (ПФК ЦСКА)

Комментарии пользователей

 

Зарегистрируйтесь, чтобы написать комментарий!

 

Все новости