Сейду Думбия: «Кому бы я отдал премию, будь журналистом? Себе!»

08.01.2015

Во второй раз в своей карьере Сейду Думбия победил в голосовании еженедельника «Футбол» и стал игроком года в России. В эксклюзивном интервью ивуарийский форвард рассказал, как на него разозлился японский тренер, объяснил, почему вернулся в сборную, и гарантировал, что забьет пенальти Леониду Слуцкому.

 

 

«Пусть только рискнет не сказать, что я лучший. Не знаю, что с ним сделаю», – перед интервью Василий Березуцкий пытался запугать Сейду Думбия. Услышав перевод, нападающий засмеялся и махнул рукой: «Такие заказы не принимаются».

 

– Вы в курсе, по какому поводу мы встретились? 
– Да, Гевонд (переводчик Думбия. – Ред.) мне сегодня сказал. Это очень приятно, честно!

 

– Лучшим вас выбрали журналисты. Люди, которые обычно критикуют. 
– Для меня оценки журналистов имеют значение. При этом никогда не встречал, чтобы меня где-нибудь сильно критиковали. Я читаю в интернете французскую и африканскую прессу. Но про меня там плохо никогда не пишут.

 

– Про вас пишет французская пресса? 
– Сейчас в чемпионате России стало больше французов и франкофонов. В любом случае упоминают мое имя. Читаю про себя что-то довольно часто.

 

– Если бы премию вручал Сейду Думбия, а не журналисты, кому бы она досталась? 
– Себе бы ее вручил, конечно же!

 

– Не боитесь гнева Василия Березуцкого? 
– Мало ли что он там кричал. Выбирать-то мне. Если серьезно, то многие достойны награды, выбор велик. Это и Акинфеев, и Муса, и тот же Березуцкий. Если смотреть на другие команды, то особенно меня впечатлили Халк, Данни, Витсель, Вальбуэна. Артем Дзюба в этом году очень хорошо играл.

 

 

Кот-д’Ивуар

 

– Известно, что в детстве вы торговали носовыми платками. Какой еще работой приходилось заниматься? 
– В детстве помогал дяде, стоял за прилавком с платками. Но другой работой не занимался. Кстати, ко мне во время работы как раз и подошел тренер, который после стал моим духовным наставником. Он несколько раз видел, как я играю за футбольную школу. Но тот факт, что я еще и работаю, привлек его внимание. Он очень удивился, с того момента стал серьезнее мной заниматься.

 

– На каких полях вы играли? 
– Настоящих полей с травой не было. Мы тренировались в основном на песке. Так продолжалось приблизительно до шестнадцати-семнадцати лет. Потом был уже другой уровень.

 

– Даме Н’Дойе рассказывал, что в его городе в Сенегале был какой-то знаменитый кинотеатр, куда он очень любил ходить. У вас есть такие места в Кот-д’Ивуаре? 
– В том районе, где я родился, дети в основном играли в футбол. Кинотеатров и чего-то подобного у нас не было. Мой район – один из самых опасных в Абиджане, каждый день что-то происходило. Драки, поножовщина – обычное дело для этого места. На меня, к счастью, никто не нападал, но со стороны я видел, как это происходило. Просто знаете, там нападали на тех, у кого есть деньги. А если у тебя их нет, то кому ты нужен? Меня и не трогали.

 

– Чем Кот-д’Ивуар отличается от других африканских стран? 
– Обычное типичное африканское государство. Это моя страна, я ее люблю. У нас есть все. Когда играл в Швейцарии, у нас в команде были сенегальцы. Я их приглашал к себе в гости, им очень нравилось.

 

– Обычно африканские футболисты говорят, что видели зверей из дикой природы только в зоопарке. Вы тоже? 
– У него здесь дома живут два тигра и слон, – отвечает за Думбия проходящий мимо Леонид Слуцкий (Сейду долго смеется и о вопросе забывает. – Ред.).

 

– Не так давно в Кот-д’Ивуаре после президентских выборов была, по сути, гражданская война. Что думаете по этому поводу? 
– Я никогда не любил политику. Сейчас самое главное для меня, что война прекратилась, что в стране все хорошо. Война задела многих, в том числе мой район – там были активные боевые действия. Некоторые из моих друзей погибли.

 

 

Япония

 

– Правда, что, когда вы приехали в Японию на просмотр, у вас забрали паспорт и не отдавали? 
– Так и было. Когда я впервые приехал, мне сказали, что надо пройти просмотр. Тесты и все такое. Через три дня была игра, я забил гол. Они решили меня точно оставить, но мне не хотелось там задерживаться – планы были другие.

 

– Какие? 
– Я хотел играть во Франции, там было больше заинтересованных клубов и больше вариантов. Ни о какой Японии даже не думал. Паспорт мне действительно сначала не отдавали. Где-то два дня им объяснял, что не хочу оставаться. Когда они поняли, что спорить бесполезно, все вернули.

 

– Почему вы все равно оказались в Японии? 
– Это хороший вопрос! Когда я вернулся в Кот-д’Ивуар, посольство Франции отказало мне в визе. Несмотря на то что я был лучшим бомбардиром чемпионата. Но там были политические моменты: Франция и Кот-д’Ивуар тогда конфликтовали. В общем, в Лигу 1 попасть никак не мог. А эти японцы снова приехали за мной. Два представителя прилетели, сделали хорошее предложение.

 

– К чему в Японии было сложнее всего привыкнуть? 
– Наверное, к тому, что в команде я был единственным африканским футболистом. Никто не говорил по-французски, кроме переводчика. Но адаптировался быстро. Еще было очень непривычно сидеть на лавке. Где-то год с лишним я выходил только на замену. Это было трудно.

 

– Тренер как-то это объяснял? 
– Когда я спросил тренера, почему не играю, то это закончилось для меня арендой во второй дивизион. Видимо, таких вопросов задавать было нельзя.

 

– Вторая японская лига – это как чемпионат Кот-д’Ивуара? 
– Конечно, не как чемпионат Кот-д’Ивуара, но все равно гораздо слабее высшей. Я там играл, доказывал. Они меня потом даже хотели вернуть обратно в команду, но у меня желания оставаться там не было.

 

 

Слуцкий

 

– С чего вдруг вами заинтересовался «Янг Бойз», если вы играли во второй японской лиге? 
– У меня есть друг ивуариец, который тогда уже играл в «Янг Бойз». Он мою кандидатуру посоветовал. Плюс «Янг Бойз» сотрудничает с моим бывшим клубом из Кот-д’Ивуара. Вот так мной и заинтересовались, предложили контракт. Я согласился, хотя финансовые условия в Японии были лучше.

 

– В Швейцарии забивали так много, потому что сразу стали играть в основном составе? 
– Нет, поначалу там тоже играл по тридцать минут. Но в Швейцарии мне нравилось больше. Там говорят по-французски, там были друзья. Тренер мне уделял гораздо больше внимания, объяснял многие моменты.

 

– Вы в курсе, что Леонид Слуцкий раньше был вратарем? 
– Слышал об этом.

 

– И историю про котенка знаете? 
– Нет, про котенка не знаю. Слуцкий полез на дерево спасать котенка и упал? Ничего себе! Не знал…

 

– В вашей жизни были такие героические поступки? Может быть, человек тонул, а вы его вытащили из океана. 
– Я плавать не умею! Поэтому, если бы полез в океан спасать утопающего, то утонул бы вместе с ним. Спасать никогда никого не приходилось, но благотворительностью занимаюсь – помогаю людям.

 

– Если пойдете бить Слуцкому пенальти и не забьете, расстроитесь? 
– Даю стопроцентную гарантию, что забью ему пенальти!

 

 

Сборная

 

– С Вагнером Лавом общаетесь? 
– Практически нет. Но о Вагнере мне очень приятно говорить. Хороший человек, я его сильно уважаю.

 

– Если бы он был в команде, вышли бы из группы в Лиге чемпионов? 
– Все может быть. Помните же, как мы с ним в команде «Интер» обыгрывали?

 

– Вы говорили, что не собираетесь заканчивать карьеру в ЦСКА. В каком европейском чемпионате хотели бы поиграть больше всего? 
– Могу играть в любом. Нет у меня такой идеи: поехать обязательно в Испанию или обязательно в Германию. То же самое не могу сказать про клуб. Ну хорошо, назову сейчас «Челси», а завтра «Манчестер» сделает предложение. В общем, не вижу смысла что-то называть, когда нет ничего конкретного.

 

– В сборную вы окончательно вернулись? 
– Я там был всегда.

 

– Но заявление-то делали, что закончили выступать за сборную. 
– Это все тогда происходило, перед чемпионатом мира. Я заметил вещи, которые по отношению ко мне были несправедливыми. Поэтому и сделал такое заявление. Оно было отчасти и на эмоциях, отчасти и от здравого смысла. Всего понемногу. Я очень много думал обо всей этой ситуации. Но потом пришел новый тренер, который смог меня убедить остаться.

 

– Как? 
– Он нашел нужные слова. Сказал, что ты должен вернуться в сборную, потому что этого заслуживаешь.

 

– Претензий к сборной больше не имеете? 
– Нет, все в порядке!

 

– Вы можете назвать Дидье Дрогба своим другом? 
– Он мне скорее как старший брат, земляк. Но не могу сказать, что мы близкие друзья. С днем рождения или с какими-нибудь другими праздниками можем друг друга поздравить. Но после моего очередного гола за ЦСКА или его за «Челси» мы не обмениваемся поздравительными сообщениями. Такого нет.

 

– Когда узнали, что против Жервиньо сыграете в Лиге чемпионов, сразу созвонились? 
– Мы в сборной с ним это немного обсудили, пошутили. Но после 1:5 было не до веселья, старался на эту тему с ним больше не разговаривать.

 

 

«А вы с чего вдруг у него интервью берете, за какие такие заслуги? – снова подошел Слуцкий. – Лучшим игроком года стал? Ничего себе, какой ужас!» Потом Леонид Викторович стал узнавать у Думбия, есть ли у них в Африке газеты, что снова очень развеселило ивуарийского нападающего. Появление тренера вообще взбодрило форварда еще минут на пять – за предыдущие полчаса беседы он подустал.

 

– Какой матч ЦСКА в 2014 году запомнился больше всего? 
– Победа над «Манчестер Сити» на выезде. В этот день мы отлично подготовились, на поле вышла настоящая команда. Каждый выложился, за счет этого и победили. Слуцкий всех похвалил, поздравил с победой и попросил сконцентрироваться на следующих играх.

 

– А какой гол из 2014 года вы не забудете никогда? 
– Не помню точно, что была за игра, но там я в конце вышел и забил два мяча. Второй гол, на мой взгляд, получился особенно красивым (речь идет о гостевом матче против «Урала». – Ред.).

 

– Весной ЦСКА выиграл десять раз подряд. Это самая длинная победная серия в вашей карьере? Или в Кот-д’Ивуаре побеждали по двадцать раз? 
– Слушайте, не припомню такого. Даже в Швейцарии, где мы часто побеждали, десять раз подряд выиграть не удавалось. Были ничьи всякие. Так что впервые в моей карьере случилась такая длинная победная серия. Когда выигрываешь восьмой раз подряд, потом чувствуешь себя очень уверенно. Эти победы дают стимул побеждать еще и еще.

 

– Самая неудобная команда в чемпионате России, против которой вы играли в этом году? 
– «Локомотив», наверное. С ним как-то тяжелее играть.

 

– А Самба и Дуглас? Каково играть против таких гигантов? 
– Здесь размеры не имеют значения. Против габаритных защитников играть, конечно, тяжело, но решающим фактором это не является.

 

Текст: Глеб Чернявский: Фото: Сергей Дроняев


Комментарии пользователей

 

Зарегистрируйтесь, чтобы написать комментарий!

 

Все новости