• Билеты на Лигу Чемпионов!

    Открыта продажа билетов на матчи групповой стадии Лиги чемпионов с «Манчестер Юнайтед» (27 сентября), «Базелем» (18 октября) и «Бенфикой» (22 ноября)

  • Витиньо: Моя мечта – сборная Бразилии

    Способен ли ЦСКА стать чемпионом без новичков? Возможно ли победить "МЮ"? Как Мариу Фернандес относится к сборной России? Об этом и многом другом в интервью "СЭ" рассказал бразильский форвард армейского клуба.

Слуцкий: Ведущие академии страны имеют бюджет 3 млн. долларов

07.01.2017

Бывший главный тренер национальной сборной и столичного ЦСКА Леонид Слуцкий открыл в Богучаре футбольный турнир в пятницу, 6 января. Леонид Слуцкий пообщаться при одном условии – не говорить о сборной России и клубе ЦСКА, которые он недавно покинул. В эксклюзивном интервью РИА «Воронеж» тренер рассказал о роли Богучара в своей карьере и о том, почему российский футбол не может конкурировать с европейским.

 

Не чужой Богучар

 

– В какой раз вы приехали в Богучар?

– Наверное, был здесь раз сто. Впервые я приехал сюда с первой командой, которую я тренировал – волгоградской «Олимпией». Было это еще в 1994 году. Тогда как раз создавалась детская футбольная лига (ДФЛ), и первые матчи в ее рамках проводились именно в Богучаре.

 

– Вы знали, что именно сейчас в Воронеже проходит детский международный турнир памяти Андрея Ликонцева, в котором участвует та самая волгоградская «Олимпия» – ваша первая команда?

– Ух, ты! Приятно слышать это, я об этом ничего не знал. Так вот – моя тренерская деятельность началась именно здесь, в Богучаре, куда я привозил свою первую команду «Олимпия». Тогда же в 1994 году мы познакомились с Анатолием Дутовым, к которому я и приехал на юбилей. Так что получается – Богучар в какой-то мере дал мне путевку в жизнь как молодому 23-летнему тренеру. В первый год существования ДФЛ в Богучаре играли ребята 1982 года рождения. Этот год до сих пор считается сильнейшим в плане подготовленных мастеров. В этих командах играли будущие большие мастера – Денис Колодин, Роман Адамов, Антон Бобер, Александр Анюков, Марат Измайлов. Тогда по итогам двух этапов турнира, проведенных в Богучаре, моей «Олимпии» удалось в числе 18 команд попасть в высшую лигу ДФЛ.

 

– О сегодняшней «Олимпии» имеете представление?

– Нет, за ней я не слежу, зато только что в Волгограде открылась детская футбольная школа на 250 ребят спортобщества ЦСКА. Она носит имя Леонида Слуцкого, я ее куратор и частичный спонсор. Большая роль в ее финансировании принадлежит ПФК ЦСКА, а также Волгоградской академии физической культуры. А для ребят и их родителей школа будет бесплатной. Я свою задачу, как куратор школы в Волгограде, вижу в том, чтобы к 13-14 годам мы могли бы подготовить ребят для перехода в футбольные академии лучших российских клубов. И работу тренера своей школы я буду оценивать по тому количеству футболистов, которые появятся позже в ЦСКА, «Краснодаре», «Спартаке».

 

– Вы сами родом из Волгограда – российской футбольной провинции. Могут ли сегодня лучшие клубы страны, а дальше и национальная сборная, прирастать ребятами, выращенными далеко от футбольных столиц?

– Способным ребятам в 14 лет надо ехать в большие клубы и совершенствоваться дальше. Ведущие футбольные академии России – ЦСКА, «Динамо», «Спартак», «Краснодар» – имеют сегодня ежегодный бюджет под 3 млн долларов. Ни одна провинциальная школа даже близко не может иметь что-то подобное. Что это значит? Мальчишки из этих академий ездят на крупные зарубежные турниры, набираются опыта. В Воронеже проводится международный турнир памяти Ликонцева раз в год, а для тех ребят подобные турниры – вполне обычное дело.

 

– Буквально три дня назад мы общались с тренерами португальской «Бенфики» и швейцарского «Серветта», приехавшими в Воронеж. Они рассказали, что в 2017 году команды примут участие в 15-20 международных турнирах. Когда об этом услышал директор СДЮШОР «Факел» Вадим Сосулин, он позавидовал гостям – воронежские ребята в год могут выехать на 2-3 турнира, да и то в соседние города.

– Да, увы, это обычное дело. Поэтому, на мой взгляд, сегодня роль провинциального футбола, богучарского, воронежского, заключается в том, что создавать хорошие условия для совсем маленьких ребят. Чтобы в 13-14 лет они могли уехать в ведущие академии России, с которым провинциальные школы соперничать не способны. Но ведь начали свою карьеру в Богучаре и тот же Сережа Ткачев, принадлежащий ЦСКА, но сейчас играющий в Самаре, и Саша Дутов, поигравший в премьер-лиге и сейчас выступающий в ФНЛ за «Тамбов». Правда, совершенствовались они уже не здесь – Ткачев в Воронеже, Дутов в Волгограде.

 

В топ-5 на наших игроков спроса нет

 

 

– А как провинциальные школы с их нищими бюджетами могут готовить ребят, которые потом смогут выступать за лучшие клубы?

– Конечно, этим должно заниматься государство. Если у него есть более важные задачи, то вступает в действие тот самый «человеческий фактор». Надо искать инвесторов, просто неравнодушных людей, готовых вкладываться в детский футбол. Путь, который выбрал я в Волгограде, сегодня выбирают и многие действующие футболисты. Футболист «Спартака» и национальной сборной Денис Глушаков открывает футбольную школу на своей родине в Миллерово Ростовской области. Другой «сборник» – игрок «Зенита» Олег Шатов – на своей родине в Нижнем Тагиле строит футбольный стадион. Это тоже правильный путь, когда провинциальные футболисты на свое малой родине делают что-то для развития футбола.

 

– Есть ли смысл молодым, но уже заявившим о себе футболистам, уезжать за границу, если на них есть спрос?

– В любой сфере нашей жизни надо совершенствоваться, но тут личное дело каждого. Вы, к примеру, осуждаете условного Витселя ( футболист «Зенита» – РИА»Воронеж») за то, что он поехал играть в Китай, где в своем новом клубе будет зарабатывать в четыре раза больше, чем он зарабатывал бы, играя за «Ювентус»? Наверно, не осуждаете. А он обеспечит все свои поколения на много лет вперед.

 

– Но играя в Китае Витсель наверняка остановится в своем профессиональном росте. Выходит, выбор невелик – либо деньги, либо профессиональный рост игрока?

– Тут надо смотреть, кто куда уезжает. Если, допустим, футболист из российской премьер-лиги едет играть в Чехию, в Сербию или Бельгию, то смысла нет. Если ты едешь в «Топ-5» чемпионатов, то «да» однозначно. Но я не слышал, чтобы в эти «Топ-5» чемпионатов в последнее время звали кого-то из россиян. На них нет спроса.

 

– Уровень подготовки юных футболистов России как-то меняется с годами?

– Тут ничего нельзя посчитать – ребенок может выглядеть суперталантом в 11 лет, а в 17 лет вообще стать никаким. В детском футболе вообще нет никаких закономерностей. Футболиста можно начать оценивать не раньше, чем в 15 лет. После этого более-менее становится понятным, что из тебя выросло.

 

– Можно ли в цифрах посчитать реальную отдачу российских футбольных школ?

– На этот счет есть своя статистика – ежегодно все российские спортивные школы выпускают 50 тыс. воспитанников, при этом в российском футболе сегодня насчитывается около 1,5 тыс. профессиональных футболистов. Вот и вся статистика!

 

– Это косвенный показатель слабой работы школ?

– В какой – то мере – да. А почему они плохо работают – надо разбираться. Нет условий? Денег? Инфраструктуры? Возможности ездить на турниры? Когда мы говорим, что у нас огромная страна в которой мало футболистов, надо говорить не о размерах страны, а о том, что в половине государства, условно в Сибири, построено, допустим, два манежа. То есть в половине России наши дети физически не могут заниматься футболом. С октября по апрель там холодно, а манежей нет. Мы должны считать не площадь и население (тогда бы Китай с Индией были бы футбольными державами) а число детей, занимающихся футболом, количество инфраструктуры, созданной для занятий. И сравнивать с другими странами эти два показателя. В чемпионате столицы Сербии Белграда с двухмиллионным населением среди мальчиков 10-летнего возраста играют 98 команд. А на первенстве Москвы, население которой 15 миллионов, около тридцати команд. В каком случае выше вероятность того, что в городе вырастет больше классных игроков? Сербские мальчишки играют круглый год на хороших полях, а наши – на полгода вынуждены заходить в манеж, которых у 70% команд вообще нет. И так во всем остальном.

 

Мы – не Бразилия!

 

 

– Лимит на легионеров не мешает росту наших игроков?

– Посмотрите статистику, какие достижения были у национальной команды и наших топ-клубов до его введения и после. То же могу сказать о переходе на систему чемпионата «осень-весна». Раньше по системе «весна-осень» мы заканчивали играть в футбол в 20-х числах ноября, теперь – в начале декабря. Принципиальных отличий нет.

 

– А как играют в той же Исландии?

– В Исландии на 300 тыс. всего населения острова построено 1,5 тыс. полноразмерных футбольных манежей! У любого мальчишки он есть в шаговой доступности. В Воронежской области живет 2,5 миллиона человек, у которых вообще нет возможности тренироваться в манеже. А у 300 тыс. исландцев она есть! Вот что надо считать, а то мы говорим о наших «зажравшихся» футболистах. Давайте возьмем автопром. В России производятся лучшие в мире машины? Понятно, что нет. А почему тогда у нас кричат о том, что у нас «нет футбола»? У нас ведь нет и автопрома, нет промышленности, – но об этом никто не кричит на всех углах. Почему-то по всем показателям мы не должны быть лучшими в мире, а в футболе почему-то должны быть лучшими. Мы ведь не Бразилия!

 

– В какой фазе игры на поле у футболистов кончаются силы, и на первое место начинает выходить психология?

– «Бензин» для футболистов – это гликоген. У футболиста есть его запас, на котором он бегает. У любого игрока он заканчивается к 75-й минуте матча. И потом люди играют на «морально-волевых». И вот тут скажу так – у кого нет мастерства, у того на первое место после 75-й минуты выходят эти самые «морально-волевые». Но трудно представить, чтобы, к примеру, Мессии играл концовку встречи на морально-волевых.

Источник: (РИАВРН)

Комментарии пользователей

 

Зарегистрируйтесь, чтобы написать комментарий!

 

Все новости