«Здорово, что сырой. Учить легче, чем переучивать». Как Василия Березуцкого нашли для ЦСКА

02.09.2015
Алексей Зинин желает каждому тренеру найти своего Березуцкого и раскрывает несколько нюансов селекционной работы.
 
 
Знаете, о чем мечтает любой скаут, любой профессиональный сотрудник спортивного департамента или горящий своей работой тренер? Или агент с амбициями? Или просто причастный к решениям в клубе человек?
 
Влюбиться! Влюбиться в свою селекционную находку так сильно, чтобы невозможно было ни о ком другом говорить.
 
Анализируешь матчи, смотришь разных игроков, пишешь отчеты, обсуждаешь что-то важное, а сам нет-нет да и включаешь фрагменты игры того самого парня, который не дает тебе покоя. Периодически вскрикиваешь, подзывая кого-то из коллег: ты погляди, что он делает?!
 
Когда просматриваешь огромное количество игроков, яркость восприятия блекнет. В работающих на совесть клубах в день, как правило, просеивается порядка 20 футболистов (в агентствах от 30) и только единицы из них попадают в дальнейшую разработку.
 
– Этот не годится. Этот ни о чем. Этот классный, но не реалистичный. Этот не в формате. Этот годится, но без изысков. Этот качественный, но уровень сильно ограничен. Этот такой же как и все. Этот для своего возраста не имеет запаса прочности. Этот дрова. Этот не подведет, но не более. Этот уж совсем гладкий, не за что зацепиться.
 
И вдруг – бац! Внезапно увидишь эпизод в чьем-то исполнении, порой одно движение и словно молния блеснула: кто это?! А ну-ка посмотрю. И начинаешь копать. И ощущаешь, как пульс учащается, как нарастает восторг.
 
«Спокойно, не спеши, это может быть случайность», – сдерживаешь себя при просмотре очередного сильного эпизода, а сам уже весь увлечен, не слышишь телефон, ни о чем другом не думаешь. Смотришь-смотришь. Нарезки одного качества, нарезки другого его игрового качества. Матчи против топовых соперников. Против слабых. Домашние, гостевые. И нет счета времени, и все дела побоку.
 
Сколько раз бывало – приезжаешь на деловую встречу, а твой собеседник из мира футбола (как правило, представитель клуба) в эйфории спрашивает: а что ты думаешь вот про такого-то игрока?! И достает планшет: ну давай вместе посмотрим.
 
Один раз в аэропорту мы с владельцем крупного международного агентства так засмотрелись игрой Янника Ферейры Карраско (бельгиец тогда успел только три матча сыграть во втором французском дивизионе за «Монако»), что человек на самолет опоздал.
 
Сегодня расскажу вам отечественную показательную историю подобной селекционной любви.
 
С 1999 года записываю свои впечатления, мысли от бесед с различными футбольными людьми. Они помогают пополнять и систематизировать знания. Буквально на днях, готовясь к старту проекта «Закрытый футбольный клуб», я наткнулся на расшифровку одного из многочисленных наших разговоров с Валерием Георгиевичем Газзаевым.
 
Весна 2001 года. Газзаев только что ушел из «Динамо, но еще не принял приглашение возглавить молодежную сборную России. И позвал съездить с ним посмотреть «одного мальчика». По дороге Валерий Георгиевич цель поездки объяснил так: «Если в 18 лет центральный защитник хотя бы в двух матчах подряд выходит в составе клуба высшего дивизиона, то я обязан знать о нем все».
 
 
Уже не помню, с кем на Стрельцова играл «Торпедо-ЗиЛ». Валерий Георгиевич указал на краснощекого парня, и мы принялись наблюдать разминку. Когда футболисты делали длинные передачи, краснощекий объект нашего внимания всякий раз запускал мяч метров на десять в сторону. Непосредственно в игре в первых двух эпизодах обрезал, в третьем – танком врезался в спину соперника, заработав нелепый штрафной. Признаться, многие специалисты после этого прониклись бы предубеждением, а то и вовсе бы ушли, но Газзаев, наоборот, с каждым новым эпизодом наполнялся дополнительной долей оптимизма. После финального свистка у нас состоялся такой разговор:
 
– Что скажешь? – спросил Газзаев.
 
– Не боится игры, злой в единоборствах, сконцентрирован, ответственен, хорошие физические данные.
 
– Согласен. Просто машина!
 
– Валерий Георгиевич, но у него же жуткие минусы.
 
– Давай разбирать.
 
– Очень сырой, совсем слабый тактически.
 
– Здорово, что сырой. Значит, из него можно вылепить что угодно. Учить заново легче, чем переучивать. Буду лепить то, что мне нужно. А тактику подтянем. Через четыре года будет в первой сборной на ведущих ролях!
 
– Он же не координирован совершенно. С мячом деревянный. Фолы на ровном месте.
 
– Технику подточим за два года. На первых порах запрещу ему мудрить с мячом: отдай ближнему или выбей подальше! Наберется уверенности, набьет шишек, только потом выход из обороны начнем отрабатывать.
 
Тактически за три года выведу его на уровень ведущих защитников в чемпионате. Буду долбить каждый день, часами, чтобы тактика из ушей лезла, чтобы перестроения по ночам снились. А придет тактическое понимание – уйдут фолы.
 
И еще он, что очень важно, стрессоустойчивый. Ты видел, как он плохо начал, но как сам себя взял в руки?!
 
И помнишь эпизод, когда его минуте на тридцатой справа обыграли при входе в штрафную? Будь он паникер, попытался бы исправить положение, прыгнув сзади. Все молодые прыгают. А этот наперерез потенциальной траектории подачи побежал и покатился уже под мяч, а не под игрока. Этот парень в заварухе голову не потеряет!
 
Ты же знаешь, как Александр Македонский отбирал себе воинов? Создавал экстремальную ситуацию и смотрел, как человек себя поведет. Если бледнел, то такой ему не годился, а если краснел – значит, храбрый, будет биться до последнего…
 
У него еще брат есть, – чуть помолчав, продолжил Валерий Георгиевич. – В аренде в новороссийском «Черноморце». Говорят, у того такие же данные. Если это так, то добавить к этим Березуцким локомотивского Игнашевича – тот как раз за счет интеллекта играет и с пасом у него все в порядке – и вот она, тройка центральных защитников для моей будущей команды (Газзаев был уверен, что такая команда вскоре появится).
 
 
Валерий Георгиевич, продолжая говорить, улетел в свой мир. Он уже тогда, весной 2001-го, видел ту оборону, которая принесет ему новое чемпионство и еврокубковую известность.
 
Один раз относительно знаменитый режиссер на богемном мероприятии нелестно отозвался о Березуцких. Так Газзаев его чуть не порвал прилюдно, буквально задавил морально.
 
Безграничная любовь к братьям до сих пор с Валерием Георгиевичем. Уже 14 лет. Вот что значит влюбиться по-настоящему. Да еще и в того, кто этого достоин.
 
А тот краснощекий, как выяснилось, более чем достоин.
 
Вполне допускаю, что Вася еще и в 2018 году на чемпионате мира выведет нашу сборную в качестве капитана. И догадайтесь, кто сильнее всех будет за него переживать?
 
P.S. Хочу себе и всем своим коллегам пожелать почаще влюбляться. И причем в тех, кто действительно способен оправдывать наши ожидания.
 
И отдельное пожелание тренерам. Вы можете убить любого игрока, а можете сделать его личностью. Если каждый вырастит по своему условному Березуцкому, наша сборная никогда не будет равнодушной, и всегда будет биться до последнего.
 
А сам игрок после тяжелого матча прямиком из аэропорта примчится, чтобы поздравить вас с юбилеем, а после того, как выиграет очередной трофей под руководством другого, тоже очень уважаемого им специалиста, позвонит вам, чтобы в который уже раз сказать спасибо…
 
Автор Алексей Зинин
Источник: (Sports.ru)

Комментарии пользователей

 

Зарегистрируйтесь, чтобы написать комментарий!

 

Все новости